Подскальски - Христианство и богословская литература

Христианство и богословская литература в Киевской Руси - Герхард Подскальски

Подскальски, Герхард. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988-1237 гг.)

Издание второе, исправленное и дополненное для русского перевода

Перевод А.В.Назаренко, под редакцией К.К.Акентьева. — Санкт-Петербург: Византинороссика, 1996. ХХ+572 с. (Subsidia Byzantinorossica. Т. 1)

 

Герхард Подскальски - Христианство и богословская литература в Киевской Руси - Содержание

Вступительное слово
Предисловие к немецкому изданию
Предисловие к русскому
От издателя

I. Введение

II. Русская церковь: становление, организация, духовная жизнь

  1. Христианизация Руси (до Владимира)
  2. Крещение Владимира
  3. Учреждение Русской митрополии
  4. Отдельные епископии
  5. Государство и церковь
  6. Соборы и еретические движения
  7. Монашество и монастыри
  8. Славянская переводная литература
             а. Кирилл и Мефодий
             б.  Позднейшие переводы в Болгарии и на Руси
       9. Просвещение в Киевской Руси
  1. Киев и общерусское (восточнославянское) наследие
  2. Вопрос об иудейском влиянии на древнерусскую литературу
  3. Последствия монгольского нашествия

III.  Богословская литература Киевской Руси (988-1237)

  1. Гомилетика (учительная литература)
  2. Агиография  
  3. Аскетика
  4. Догматика и полемика
  5. Каноническая литература (каноническое право)
  6. Паломничества  
  7. Летописание
  8. Богослужебная гимнография (Dichtung)
  9. Сборники, анонимные и псевдоэпиграфические сочинения, прочее. Взгляд на последующее развитие (до 1273/1274 г.)

IV. Основные черты богословия в Киевской Руси 

V. Приложения

1. Митрополиты и князья Киевской Руси / А.Поппэ
а. Карта Киевской митрополии и список ее епархий
б.  Митрополиты киевские и всея Руси (988-1305 гг.)
в.  Киевские князья-сениоры X — середины XIII в (с биографическими справками о князьях, упоминаемых в настоящей книге)
г. Князья-Рюриковичи X XIII вв. Генеалогическая схема
2. Византийские императоры, константинопольские патриархи, римские папы
а. Византийские императоры
б.  Константинопольские патриархи
в.  Римские папы (до 1280 г.)

VI. Комментарии издателей

VII. Дополнительная библиография

VIII. Список сокращений 

IX. Именной указатель

 

Герхард Подскальски - Христианство и богословская литература в Киевской Руси - От издателя

 

Предлагаемый читателю труд — единственное в своем роде справочное пособие или руководство (Handbuch) по древнерусской литературе, обладающее и всей необходимой полнотой, и достаточной концептуальной зрелостью, обеспечившей ясность построения и поразительную емкость изложения огромного фактического материала. Хотя за двести без малого лет своего развития древнерусская филология накопила немало фундаментальных результатов в самых различных направлениях, эта книга не имеет прецедентов в историографии, ибо здесь впервые предпринята попытка всеобъемлющего охвата и последовательной систематической классификации всей литературы Киевской Руси под собственно богословским углом зрения.

Выделив в древнерусской литературе специфический предмет богословского анализа, автор предложил оригинальный и, думается, вполне адекватный метод его исследования и блестяще применил этот метод на практике, проявив и редкостную эрудицию, и недюжинный талант. В итоге настоящим трудом, по сути дела, заложены основы нового направления в древнерусской историографии, перспективность которого не вызывает сомнений.

Но если необходимость подобного подхода к изучению древнерусской книжной культуры сегодня, кажется, уже никем не отрицается, но осознается она далеко не всегда в полной мере и потому требует некоторых пояснений.

Поскольку древнерусская литература была литературой церковной по самому своему существу, прежде всего выполняя роль носительницы Церковного Предания, поскольку постоянное воспроизведение этой литературы, переписывание и перечитывание важнейших ее памятников, представляло собой неотъемлемую составную часть церковной жизни, богослужебной и аскетической практики, — постольку очевидно, что именно религиозная проблематика этой литературы и должна находиться в центре внимания ее исследователя.

В противном случае он рискует повторить опыт посетителя Кунсткамеры, так и не приметившего в ней слона. Сравнение не случайное: невнимание к самому религиозному сознанию, воплотившемуся в этой литературе, неизбежно превращает ее в безжизненную коллекцию "текстов", написанных на "мертвом языке", отвлеченных филологическим анализом от их подлинного содержания и представляющих, по существу, лишь антикварный интерес, хотя и облекаемый порой в замысловатую наукообразную фразеологию. Поэтому не будет преувеличением утверждать, что необходимость богословского подхода к изучению древнерусской литературы определяется не только религиозными, но и собственно историческими соображениями и осознается историком именно в той мере, в какой он отличает себя от простого любителя древностей.

Но дело не сводится к этому. В заглавии настоящего труда богословской названа не позиция его автора, не предлагаемый им подход к изучению древнерусской литературы, а сама эта литература как таковая, взятая едва ли не во всем богатстве своих жанровых форм. Это может вызвать недоумение, если даже не подозрение в определенном насилии над предметом в пользу метода. Возникающие на этой почве вопросы автор разрешает в заключительном разделе своего труда (с. 433-435 настоящего издания), подводя его итоги и разъясняя aposteriori основания развиваемого подхода и содержание употребляемых понятий. Поэтому для удобства читателя ряд моментов, имеющих принципиальное значение для понимания этой книги, целесообразно высветить сразу, предваряя авторский текст и кое в чем дополняя авторское заключение.

Русская церковь сохранила присущее древнейшей святоотеческой традиции понимание Богопознания как непосредственного приобщения к Богу, дарованного Откровением и осуществляющегося в Церкви, Теле Христовом. Сохранила она и связанное с таким пониманием тяготение к интегральным формам духовного опыта, соединяющим мысль, чувство и поступок в одно неделимое целое и поддерживающим живую, органическую связь богословской рефлексии с богослужебной и аскетической практикой. В русле этой традиции решающая роль в процессе Богопознания отводится самой богослужебной жизни, а высшим проявлением богословия в конечном счете выступает молитва как главная, основополагающая форма этой жизни. Наглядным выражением такой взаимосвязи вещей всегда (начиная с рубежа V-VI вв.) служило чтение (или пение) Символа веры в кульминационный момент евхаристической службы, непосредственно перед причастием.

В таком богословии преобладает голос не испытующего разума, а верующего сердца, и звучит этот голос негромко, нередко давая повод (даже самым серьезным исследователям) для обвинений в "интеллектуальном безмолвии". Реальной почвой для таких обвинений служит то обстоятельство, что в силу указанных особенностей православной традиции роль интеллектуальной составляющей богословского сознания остается в ней сугубо подчиненной и заведомо ограниченной, а выделение богословия в качестве особого жанра церковной литературы или специальной научной дисциплины, ставшей уделом узкого круга ученых богословов, как это произошло в эпоху схоластики на западе христианского мира, оказывается просто невозможным. Но именно благодаря этому православное богословие и сохраняет неразрывную связь со всеми остальными областями церковной жизни во всей ее органической цельности, остается всецело интегрировано в нее, а потому и оказывается вездесущим, пронизывает все без исключения жанры церковной литературы. Несколько утрируя, можно сказать, что по существу своему эта литература — вся целиком богословская, причем именно постольку, поскольку богословие как таковое в принципе не сводимо здесь ни к какой литературе, не говоря уже о частных ее жанрах или разновидностях.

В силу этого предметом историко-богословского исследования становится именно вся церковная литература Киевской Руси как единое целое, во всем ее жанровом многообразии, а главным направлением ее изучения выступает анализ ее жанровой структуры. Естественно, анализ этот отличается от литературоведческого: специфика и взаимосвязь жанровых форм рассматриваются под богословским углом зрения, как выражение различных и вместе с тем дополняющих и предполагающих друг друга сторон духовного опыта, осуществляющегося в многомерном смысловом пространстве человеческого существования. Соответственно главным средством такого анализа служит историко-богословская герменевтика рассматриваемых памятников, а в основу ее кладется "чуткий, вдумчивый пересказ" (с. 435) их содержания.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя Alex Rus