Генгель - История и философия христианского образования

Генгель - История и философия христианского образования
Историю христианского образования нельзя представлять как рассказ о достижениях воскресной школы. Эта тема гораздо шире, и в наши дни серьезные исследователи не мыслят истории и философии христианского образования без учета всех ответвлений, подходов и влияний, которые оно испытывает начиная с дохристианских времен.
 
Книга предназначается в первую очередь студентам и аспирантам; в ней все время подчеркивается, что именно люди оказывают влияние на мышление и творят историю. Во всех ее главах рассматриваются взгляды тех, кто либо сам влиял на развитие христианских концепций образования, либо испытывал на себе их воздействие.
 
Читателям следует все время иметь в виду наш основополагающий тезис о важности постепенного развития и становления идей. Как от Платона мы пришли к пиетизму? Какая прослеживается связь между Аристотелем и Августином или между Августином и Фомой Аквинским? Что можно сказать о Ренессансе, Реформации и Просвещении, предлагающих исследователям конца XX века базовые модели анализа? Такого рода вопросы делают историю развития педагогических теорий чрезвычайно актуальной.
 
К сожалению, многим студентам исторические и философские изыскания кажутся занятием скучным и неинтересным. А между тем именно они наряду с богословием представляют собой тот фундамент, на котором выстраиваются все другие концепции.
 
Существует немало расхожих истин, и многие из них вполне разумны, — например, утверждение, что человек, забывающий о прошлых ошибках, неизбежно повторит их в будущем. Более того, христианам надо любить мудрость, а это и есть философия. Порой рассуждения философов трудны для понимания, но главное в них — общая схема, направление мысли.
 
Читая их труды, важно сосредоточивать внимание не столько на отдельных частях головоломки, сколько на общей картине, складывающейся из этих разрозненных частей.
 
 

Кеннет Генгель - Уоррен Бенсон  - История  и философия христианского образования

 
«БИБЛИЯ ДЛЯ ВСЕХ» Санкт-Петербург 2002
ISBN 5-7454-0627-5
 

Кеннет Генгель - Уоррен Бенсон  - История  и философия христианского образования - Содержание

 
Выражение признательности
Предисловие
   • 1. Роль богословских и педагогических концепций Ветхого Завета в становлении христианского образования
   • 2. Греческая философия и ее влияние на христианскую мысль
   • 3. Рим и Иисус: новозаветные принципы образования
   • 4. Христианское образование в ранней церкви
   • 5. От Августина до Фомы Аквинского:образование в средние века  
   • 6. Человек эпохи Возрождения и культурный подъем
   • 7. Заря Реформации и свет христианского образования
   • 8. Коменский и его современники
   • 9. Пиетизм и моравские братья
   • 10. Просвещенная Европа и постреформаторские времена
   • 11. Новая Англия и пуритане
   • 12. Конфессионализм и секуляризация
   • 13. Томас Джефферсон и Хорас Мэнн
   • 14. Хорас Бушнелл и движение воскресных школ
   • 15. Модель американского образования:Джон Дьюи и Джордж Альберт Коу
   • 16. Экзистенциализм и католичество
   • 17. Психологизм и евангельское христианство
   • 18. Евангельское образование в последней четверти XX века
Эпилог
Библиография
Указатель стихов из Библии
Именной указатель
Тематический указатель
 

Кеннет Генгель - Уоррен Бенсон  - История  и Философия Христианского Образования - Предисловие

 
Анализ христианской философии образования по сути дела невозможен без признания роли иудейской системы образования и особенно — ветхозаветного откровения. Закон, Пророки и Псалмы — все это должно быть исполнено без исключения. Христианская вера в абсолютное откровение представляет собой фундамент, опираясь на который мы лучше поймем не только иудеиско-христианское наследие как часть нашей культуры в целом, но и отдельные библейские и евангельские философские концепции образования.
 
Насколько же отличается такая вера от современных взглядов на историю философии! В свое время все науки считались частью философии, но постепенно они превратились в самостоятельные дисциплины. Да и сама философия отказалась от своего прошлого, от освященной веками задачи исследовать и утверждать не только логические построения, но также ценности и этические основы жизни. Дональд Калиш высказывает мнение многих из своих коллег: «Нет такой философской системы, которая досконально объясняла бы все и вся. Как нет и абсолютных этических истин; мы можем только в какой-то степени прояснять конкретные этические проблемы. Пользуйтесь этими советами и сами стройте свою жизнь. Не думайте, что у кого-то есть для вас ответы. Ответов нет. Будьте смелыми и не отступайте».
 
Возможно, прежде чем анализировать особенности иудейского образования самого по себе, стоит рассмотреть его отличительные черты в общей системе философских взглядов Востока. Несомненно,главной из этих отличительных черт было признание Божьего слова и верность ему. Основополагающее значение откровения и герменевтический принцип прогрессивного откровения — вот фундамент для понимания как иудейской, так и христианской системы образования. В других восточных верованиях Бог рассматривался как какой-то космический принцип, а некоторые из них (например, буддизм) вообще отрицали существование верховного существа. Для иудеев же история была подлинно Его историей.
 
Как и другие восточные народы, иудеи в значительной степени сами творили свою историю, но у них всегда была личная вера. В то время как цель китайской образовательной системы заключалась в сохранении традиций прошлого как способа почитания предков, иудейское образование делало упор на настоящем и на поклонении только Богу. Главное, чему наставляло учение Конфуция, — достопочтенная жизнь, взаимоотношения между людьми («горизонтальные» отношения), развитие добродетельных качеств и другие факторы, относящиеся к межличностным отношениям. Иудейское же образование на первое место всегда ставило «вертикальные», а не «горизонтальные» связи — связь человека с Богом прежде его связей на человеческом уровне.
 
Хотя иудейское богословие признавало всемогущество небесного Бога, в нем по сравнению с другими восточными верованиями было меньше детерминизма. По иудейским взглядам, человек самостоятельно делает выбор — либо почитать Бога, либо отвергать Его, и характер человека формируется не через серию перевоплощений.
 
Другое отличие — библейское понимание греха. Секулярный философ Фредерик Мейер пишет об этом так: «В то время как в восточных религиях к прегрешениям относятся прежде всего как к проявлению неведения, иудейская религия рассматривает грех как сознательное неповиновение Божьей воле, как проступок, заслуживающий сурового наказания. Такое представление о грехе носит в иудейской религии ярко выраженный эмоциональный характер и приводит к смирению человека перед его Творцом».
 
Далее Мейер пишет, что на практике богословие и образование иудеев строились на концепции Бога, заимствованной в мидийской культуре, и утверждает, что Иегова «был Богом плодородия, жившим среди огненных вулканов». Христианин в таком подходе сразу же чувствует отрицание сверхъестественного начала. Он прекрасно понимает «исходные данные» иудейского образования — Писание начинается с простого заявления о существовании Бога, и в нем не делается никаких попыток это существование доказать.
 
Египет возник, возможно, благодаря Нилу, но Израиль был даром Божьим. Основание иудейского образования откровенно и определенно теистическое, что явствует из известного отрывка Шма во Вт.6:4-5: «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть. И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всеми силами твоими».
 
Образование всегда было страстью иудеев, и в Писании изложено множество педагогических принципов. Программа строилась на изучении Писания — сначала Торы, затем Пророков и Писаний. Позднее появилась Мишна — устное предание, передававшееся от поколения к поколению, а затем записанное в Талмуде. После плена в программу обучения детей синагоги добавили апокрифы и псевдоэпиграфы. Выступления перед учениками, рассказывание поучительных историй,символические примеры, вопросы и ответы — эти и другие методы способствовали культурному самосознанию, создавали единство, основанное на ветхозаветном представлении о всемогущем Боге. Непререкаемый монотеизм определял и педагогические принципы, и все остальные стороны жизни иудейского народа.
 

ОБРАЗОВАНИЕ В СЕМЬЕ

 
С первых дней существования человеческого рода, со времен Едема, семья всегда была важнейшим инструментом обучения. Так установил Бог, и иудеи никогда не отходили от принципа центрального положения семьи в образовательном процессе.Еще до того как был дан закон, в благочестивых семьях познанию детьми природы Бога уделялось очень большое внимание. Вряд ли можно говорить об иудейском «образовании» до времен Авраама, но сам принцип существовал уже тогда — Бог есть личный, живой, вечный,святой, милостивый, всемогущий Творец, полностью самодостаточный и совершенный во всем, духовный и неизменный в Своей природе, вечный в Своем бытии, надежный, милосердный, справедливый и иногда непостижимый в Своих отношениях с людьми. Вечный Бог и Его послание Своему миру были не удобной выдумкой человеческого ума или психологическим образом для удовлетворения потребностей суеверного общества, а центром всей образовательной системы.
 
Формально система иудейского образования начала складываться со времен Авраама и заключения завета. Завет был национальным и личным и играл важную роль в деле образования. Он стал договором между иудеями и Богом, но в то же время — между каждым отдельным иудеем и Богом. Каждый человек нес личную ответственность перед Богом, своей семьей и народом.
 
Но каким образом это чувство ответственности передавалось из поколения в поколение? Как можно было не утратить его среди кочевых семей и колен патриархов, странствовавших по высушенным солнцем равнинам страны, которую мы сейчас называем Израилем? Возможно, это удалось сделать благодаря тому, что главный элемент образовательного процесса — его цели или задачи — никогда не искажался и не терялся из вида иудейскими родителями. Перед ними стояла задача подготовить и обучить следующее поколение, и в случае неудачи Бог, возложивший на них ее исполнение, отнесся бы к этому со всей строгостью. Эту мысль хорошо выразили Элмер Уайлдс и Кеннет Лоттих: «Самый большой урок, который можно извлечь из истории этого народа, заключается в том, что, неуклонно проводя в жизнь образовательную систему, основанную на высоких религиозных и нравственных идеалах, израильтяне достигли невероятного единства, — к такой спаянности ни одна политическая система не может даже приблизиться. Во всяком случае, своим спасением этот народ обязан образованию».
 
Разумеется, свободная форма обучения, применявшаяся патриархами, не была свободна от ошибок и неудач, но тем не менее очевидно, что его плоды можно видеть в жизни некоторых представителей четвертого поколения. Иосиф, который всегда был всецело предан Богу своих отцов, на 110-м году жизни повторил завет своих братьев:«Бог посетит вас, и выведет вас из земли сей в землю, о которой клялся Аврааму, Исааку и Иакову» (Быт. 50:24).
Писание сообщает, что во время египетского рабства иудейские повивальные бабки «боялись Бога» (Исх. 1:17). Когда страдания так усугубились, что своими силами люди уже не могли с ними справиться, весь народ возопил к Господу, «и увидел Бог сынов Израилевых, и призрел их Бог» (Исх. 2:25).
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.3 (6 votes)
Аватар пользователя palatinus