Гитик - Путешествие по недельным главам

Менахем Михаэль Гитик - Путешествие по недельным главам
Отправляясь в путешествие, принято намечать заранее достопримечательности, которые собираются в обязательном порядке увидеть. Как правило, это самые крупные (не обязательно в пространственном смысле) и наиболее известные места паломничества туристов. В своей попытке «объять» необъятную Тору воспользуемся вышеозначенным, вовсе не хитрым, рецептом.
Наше внимание в каждой из недельных глав будут привлекать, во-первых, самые «знаменитые» повороты сюжета, законы или персонажи.
Комментарии, у которых мы будем учиться (за исключением случаев, когда указано имя мудреца), были получены автором от своего ребе — рава Моше Франка, которому автор обязан самым главным — любовью, им привитой, к словам Пятикнижия Моше.
Корни Б-жественного языка, на котором написана Тора, будут путеводной звездой в пути, в который мы отправляемся.
Два авторских замечания перед началом путешествия. Общая концепция данного издания весьма напоминает ту, с помощью которой составитель поэтической антологии располагает в сборнике стихи: соответствие между временем, когда читается недельная глава, и настроем нашей еврейской души - взаимно-однозначное и потому рекомендация - заглядывайте в избранные мною комментарии по мере чтения текущей недельной главы.
И во-вторых: да не смутят читателя постоянные, хоть и нечастые отсылки к другим книгам того же автора. Самоссылки вызваны не положением, в котором автор читает лишь самого себя, и потому не знаком с другими «авторами». Само содержание этой книги (сборник комментариев Учителей) вопиет против такой «чукчетрактовки». Их причина - нежелание надоедать читателю повторами и самоцитатами. Счастливого, еврейского Пути!
 

Менахем Михаэль Гитик - Путешествие по недельным главам - 1 - Бе-рейшит - Шмот - Ва-йикра

Йерушалаим 5775(2015), 712 с.
ISBN: 965-7227-06-2
 

Менахем Михаэль Гитик - Путешествие по недельным главам - 1 - Бе-рейшит - Шмот - Ва-йикра - Глава 1 «Бе-рейшит»

 
Мидраш, утверждающий, что в первой букве, первом слове, первом предложении Пятикнижия содержится вся Тора, обнаруживает очевидную особенность недельной главы «Бе-рейшит» — немыслимую плотность информации.
Как и во всех остальных путешествиях по недельным главам, мы лишь прикоснёмся к тому невыразимо прекрасному и откровенно бесконечному, что содержит в себе изначальная глава.
 

В начале?!

«Бе-рейшит сотворил Всесильный Небо и Землю»(Бе-рейшит, 1:1)
 
Обычный перевод «Бе-рейшит» на русский как «В начале» более чем неудовлетворителен.
Уже РаШИ отмечает, что «если бы хотела Тора дать последовательность сотворенного [что — во-первых, что — во-вторых], то следовало бы ей написать «Ба-ришона...» Ведь слово — рей-шит означает буквально изначальность и употребляется в ТаНаХе в следующих значениях:
—    Тора: «рейшит дарко» (Мишлей, 8:22) — буквально: «изначальность Пути Его»,
—    или Израиль[1] («Кодеш ла-Шем Исраэль — рейшит твуато», Йермиягу, 2:3) — буквально: «Выделен для Всевышнего Израиль — изначальность урожая Его».
 
Но самое главное — предлог а бе имеет два значения: общеупотребительное сегодня «в» и, куда менее известное, радиу для. Как сказано:
«И работал Яаков   бе- Рахель», конечно же, не «в Рахели», ъ«р ади Рахели»!
Теперь, в свете этого значения, изначальность Торы и её реализатора — еврейского народа — находит своё естественное («в начале») место.
 
В переводе на русский язык «Бе-рейшит бара Элоким...» значит: «Ради/для цели всех целей [Изначальности/Торы/еврейского народа — желаемое подчеркнуть] разделил Всевышний...»
 
Там, за горизонтом обычного
 
«Ради р ей шит сотворил Всесильный небо и землю» Бе-рейшит 1:1
 
Проблема понимания слов Торы особенно остро стоит в самом начале, ведь Тора здесь говорит об Изначальное. Интерпретация первых слов Пятикнижия, описывающих процессы, далеко выходящие за рамки нашей привычной реальности, — дело, мягко говоря, непростое. Я коснусь лишь в самой малой степени комментариев на первые слова главы «Бе-рейшит». А именно, я попробую показать, как можно подойти к восприятию слов, описывающих процесс Творения на примере двух из них: шамаим (небо) и арец (земля).
Предлагаемый метод — использование корней языка иврит не в конкретном, а в обобщающем смысле, коль скоро речь идёт об описании того, что концептуально предшествовало нашей реальности. Ведь корни современного, материального мира несомненно духовны, а потому «язык корней» как нельзя более подходящее средство для материального описания духовных величин. Например, тьма означает отсутствие света, а в обобщающем (корневом) смысле отсутствие чего бы то ни было вообще.
Корень слова  шамаим (небеса) — »t& там (там), естественно, ассоциируется с чем-то высшим, обитающим над максимальным уровнем нашего восприятия, учк арец (земля) имеет своим корнем рац (бежать, стремиться). Как сказано у мудрецов:
«Арец [называется так] потому, что рац а [стремится] исполнить желание своего Хозяина» (Мидраш Раба, Бе-рейшит, 5:8).
Исходя из вышесказанного, можно интерпретировать слово арец как средство, то есть стремление достигнуть, а шамаим как цель, тамошнее, здесь не имеющееся.
В таком случае перевод слов, открывающих Пятикнижие, может быть следующим:
«Ради [достижения] Цели всех целей сотворил Всесильный
Цель и Средство» (Бе-рейшит, 1:1).

Гитик Менахем-Михаэль - Путешествие по недельным главам – 2 – Бе-мидбар - ДваримГитик Менахем-Михаэль - Путешествие по недельным главам – 2 – Бе-мидбар - Дварим

Йерушалаим, 5775 (2015)  760 с.
ISBN: 965-7227-06-2
 

Гитик Менахем-Михаэль - Путешествие по недельным главам – 2 – Бе-мидбар - Дварим - Книга «Бе-мидбар»

 
Четвёртая книга Пятикнижия своим названием прямо и недвусмысленно определяет основную тему - скитания человека по пустыне жизни. Вслед за книгами, дающими параметры человека («Бе-рейшит»), народа («Шмот») и его функции («Ва-йикра»), Тора переходит к тому, что, по сути, есть жизнь - к определению главных ценностей, и как следствие, опасностей Пути: от точки рождения (Потенциал) - к пункту отправления (Результат).
«Поучения мудрецов» (Пиркей авот, 4:28) говорят, что три вещи «гарантированно» выводят человека из нашего мира: «зависть, страсти и честолюбие». Истории Кораха и сообщников, мидьянитянок и разведчиков рассказывают именно об этих способах духовного самоубийства.
 
Само слово мидбар - пустыня имеет своим корнем не пустоту, а разговор - медабер - говорю. Этот аспект пустыни жизни, естественно, определяет как ноль цену всем материальным привлекалочкам этого мира. И сверхзадача человека - обнаружив истинную цену преходящих сокровищ, превратить для себя этот мир в пустое место, где, наконец-то, через заглушки всех «измов» пробьётся единственно живой голос Творца.
Рав Меир Шапиро видит в книге «Бе-мидбар» соединяющее звено - между получением Торы (законы книги «Ва-йикра») и её полной реализацией - вступлением в Страну Израиля («Дварим» - пятая книга Торы). Начинается книга с очень высокой ноты - упорядоченности и выстроенности Израиля для «немедленного вступления - каждый под своим знаменем - без войны, так как народы [Кнаана] освободят место», - как объясняет рав Овадья Сфорно. И он же продолжает: «Из-за порчи разведчиков продолжили семь народов [Кнаана] делать плохое ещё сорок лет, и потребовалось их уничтожение».
 
Собственно идея галута - удлинения пути - рождается в этой книге. И стоит ли удивляться, что столь знакомый нам сюжет ~ связь, её отмена и исправление поломки путём длиннющего галута - родом из книги Бе-мидбар.
Гурский ребе, автор «Сфат Эмет» определяет содержание четвёртой книги Пятикнижия так:
«И книга эта - «книга пересчитанных» - это книга похвал сыновей Израиля. Ведь, как известно, пять приобретений есть у Создателя в Его мире и одно из них - Израиль. Потому одна из книг Пятикнижия посвящена упорядочению пересчёта сыновей Израиля» (комментарий на главу «Бе-мидбар», 1904 год).
Все эти точки зрения на четвёртую книгу Пятикнижия можно заключить пожеланием скорейшего исполнения слов Всевышнего: «Иди и возгласи, дабы услышал Йерушуалаим, сказав: Помню Я щедрость юности твоей, любовь брачной ночи твоей, как шла ты за Мной в пустыню, землю, где не сеют».
«Исраэль выделен для Всевышнего - [он] изначальность плодов Его, все поедающие его будут осуждены, бедствие придёт на них, - сказал Всевышний» (Йермиягу, 2:2-3).
 

Глава 1 - «Бе-мидбар»

Первая недельная глава четвёртой книга Пятикнижия всегда читается перед праздником Дарования Торы, а, следовательно, несёт в себе условия, необходимые для её получения - Мидбар и Синай:
«Я говорил Всевышний к Могие в Синайской пустыне» (Бе-мидбар, 1:1).
Первое из условий проще всего описывается словами Пятикнижия: «Я остановился там Израиль» (Шмот, 19:2), и РаШИ объясняет единственность числа т остановился» - «как один человек с одним сердцем (стремлением)». Одно на всех евреев стремление соединиться со Всевышним через Дарование Его Торы не вызовет удивления, если мы вспомним уровень любви к Творцу, достигнутый вышедшими из Египта евреями: «Помню тебе щедрость юности твоей, любовь бранной ночи твоей, как шла ты за Мной в пустыню, землю, где не сеют» (Йермшпу, 2:2).
Эта духовная ступенька Исраэля и есть «мидбар, страна, где не сеют» - не ожидается никаких всходов человеческого эгоизма!
Сегодняшний Путь нашего народа вверх подразумевает достижения уровня Пустыни - через нивелирование материальных (эгоистических ценностей), которое, в свою очередь, достигается через Синай (Тору).
Таким образом, наш Путь снизу вверх обратен Пути через Мидбар к Синаю (от наасэ - сделаем к нииша - выслушаем, поймём). И потому мудрецы говорят в мидраше: «Всякий, кто не делает себя как пустыня, себе и никому не принадлежащим, не сможет приобрести мудрость и Тору» (Бе-мидбар Раба, 1:7). А способ убирания своего эго - ненависть: «Синай назван так, как спустилась ненависть (син'а) из-за него в мир» (Трактат Шабат, 89:1). Отрицание шкалы материальных ценностей и, в конечном итоге, ненависть к собственному эгоизму (источнику желаний приобретения преходящих ценностей) через изучение Торы - вот маршрут получения Торы любым постсинайским поколением.
 

Вечность «жида»[2]

 
После рождения человека и народа (книги «Бе-рейшит» и «Шмот»), после законов, обеспечивающих непрекращающуюся близость между нами и Всевышним (книга «Ва-йикра»), наступает черёд испытания Пустыней. В чём оно состоит, мы попробуем понять с помощью следующего мидраша:
 
«Тремя вещами [стихиями] была дана Тора - в огне, воде и в пустыне» (Мидраш Раба).
 
Вечность Торы в еврейском народе, - как объясняет этот мидраш раби Меир Шапиро из Люблина, - обеспечивается тремя измерениями:
Готовность личного самопожертвования во имя Всевышнего, истоки которого в поступке Аврагама, вошедшего в горящую печь, - огонь.
Способность всего народа поступиться внешними обстоятельствами, сняться с места и, бросив всё, уйти. Это первое поколение нашего народа, нашедшего в себе силы вступить в море - вода.
Пустыня не имеет героического ореола своих «предшественников», но именно её третье измерение определило нашу способность противостоять самому страшному, абсолютно мирному врагу - ассимиляции. Именно испытание пустыней, «страной незасеянной», позволило нам не раствориться в общечеловеческой суете из серии «клёв будет таким, что клиент позабудет обо всём на свете».
То, что не имеет причины (наш уход за Всевышним в пустыню не имеет рациональных причин), не может быть отменено, и мы, вопреки всем рациональным обстоятельствам, сохраняем свою вечность.
 

[1] Израиль - это функция, предназначенная изначально первому человеку, но в конечном итоге (об этом ниже) «взваленная себе на плечи» Авраhамом и его потомками.
[2] Уважаемые господа евреи, не изжившие свой еврейский комплекс, учтите, что слово «жид» расшифровывается единственным способом: «Живи, Израиль, долго». Именно так растолковал дедушка нашего ученика Александра Покрасса, ему, пятилетнему, впервые столкнувшемуся с сермяжной правдой антисемитизма.
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Hurricane

Другие книги ESXATOS