Корзо - Образ человека в проповеди XVII века

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Корзо Маргарита Анатольевна - Образ человека в проповеди XVII века
Одним из наиболее значимых инструментов формирования конфессионального самосознания, включавшего и представления о том, каким должен быть совершенный христианин, было церковное учительство, осуществляемое в первую очередь путем наставлений общины верующих. Практика устного церковного наставления восходит к первым векам христианства. В западной Церкви на протяжении всего средневековья оно было самостоятельной и важной частью богослужения и рассматривалось как главное средство воспитательного воздействия на верующих. Для целого ряда монашеских конгрегаций (нищенствующих орденов, например) проповедническая деятельность стала raison d’être.
 
Свой ренессанс церковное наставление переживает в эпоху Реформации, деятели которой акцентировали значение проповеди как важной формы распространения истинного слова Божьего. В восточнославянском православном мире проповедь вплоть до XVII в. не была обязательной частью богослужения. Ее заменяли уставные чтения – так называемые четьи сборники, состоящие из нравоучительных и агиографических сочинений, фрагментов святоотеческих толкований Священного Писания, которые использовались не только в культовых целях, но и для домашнего чтения. Появление устной проповеди как массового явления в украинско белорусской, а позднее и московской православной Церкви было отголоском «католического проповедничества, которое вызвало себе подражание в южнорусских пределах, и она (т.е. проповедь) перешла в Московское государство вместе с киевским схоластическим образованием» 
 

Корзо Маргарита Анатольевна - Образ человека в проповеди XVII века

Отпечатано в ЦОП Института философии РАН. Москва, 1999. – 189 с.
ISBN 5-201-02013-5
 

Корзо Маргарита Анатольевна - Образ человека в проповеди XVII века - Содержание

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ПРИРОДА И ГРЕХ
  • Грехопадение и первородный грех в богословской мысли Запада и Востока 
  • На территории католиков
  • Человек в земном раю
  • Человек падший
  • Человек в раю небесном
  • На территории православных
  • Грех «по немощи»
  • «Тело душе – друг и сообщник»
  • Преображение человека
ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПАДШЕГО ЧЕЛОВЕКА
  • На территории католиков
  • Пастырство вины и страха
  • Обуздание греха
  • Спасется только благоразумный
  • На территории православных
  • Пастырство стыда
  • «На доброй воле каждого злое лежит и доброе»
  • Преодоление греха
ЧЕЛОВЕК И СМЕРТЬ
  • На территории католиков
  • Легкая добыча дьявола
  • «Приручение» смерти
  • Мирская деятельность и подготовка к смерти
  • На территории православных
  • Смерть как сон
  • «...И осудимся нашей совестью»
  • Милосердие Божье и за порогом смерти
ЧЕЛОВЕК В МИРУ
  • На территории католиков
  • Верность своему призванию как условие спасения
  • «Бездельники неба не достигнут»
  • «Может ли богатый спастись?»
  • На территории православных
  • Дар духовный contra призвание
  • Активность духа
  • «Братолюбием уподобимся человеколюбивому Богу»

Корзо Маргарита Анатольевна - Образ человека в проповеди XVII века - На территории католиков

 
Верность своему призванию как условие спасения. Католическая проповедь часто обращается к образу человека как существа социального: Бог возлагает на него определенные обязанности по отношению к той общности, к которой он принадлежит (любовь к родителям и детям; любовь и чувство солидарности с ближайшим окружением; служение народу, государству, Церкви), исполнение которых является одним из важнейших условий спасения. Включенность христианина в определенный социум влечет за собой ответственность за благо этой общности – общее благо, которое много выше блага индивидуального: «Личное благо каждого в отдельности члена Речи Посполитой – собственность, здоровье – подчинено благу общественному, благу всего королевства; и в этом состоит сохранение мира и целостности каждой короны. [...] Для общего блага нужно отказаться от личного» (Лор. I, 55).
 
Лоренцович рассуждает в рамках так называемой органической концепции общества, развивавшейся теологами томистского направления (ST. II-II, q. 47, a. 10, ad. 1), согласно которой благо всего организма неизмеримо выше блага отдельных его членов (равно как и общее благо не тождественно простой совокупности личных благ членов того или иного социального организма). В соответствии с этой иерархией ценностей греховный поступок, попирающий общее благо, тяжелее, чем грех индивидуальный: «Больший есть грех желать Отчизне зла, чем напиться; [больший есть грех] домашние конфликты разжигать, господина с подданным, а подданных с господином ссорить ...и славное состояние Речи Посполитой уничтожать, чем убивать» (Мл. 1.III, 43). К греховным деяниям причисляется даже «отсутствие желания способствовать общественному благу и охранять его» (Мл. 1.III, 43). В проповеди настойчиво проводится мысль, что каждый христианин несет личную ответственность за благополучие того социума, к которому он принадлежит. Греховное деяние губительно не только для самого грешника, но зачастую является причиной страданий других людей, даже социальных катаклизмов: «Настоящая причина зла общественного – это твои и мои грехи», – утверждает Лоренцович (Лор. II, 179; 230). Ветхозаветные образы Моисея и Давида используются им для иллюстрации утверждения о том, что за грех одного человека Бог может покарать всю страну, равно как и помиловать за добрый поступок одного праведника (Лор. I, 94). Военные поражения XVII в., отсутствие внутреннего мира в Речи Посполитой рассматриваются как плоды безнравственных поступков ее граждан, падения благочестия в шляхетском обществе (Мл. 1.III, 129-136; 1.I, 309; II, 24; II, 99; III, 43-44; IV, 332). Проповедники предостерегают, что каждый тяжкий грех может повлечь за собой новые, притом самые трагичные для государства последствия.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя andrua