Лурье - Лекции по патрологии

Вадим Миронович Лурье
Почему XV век знаменует некую перемену именно в истории православного богословия?
 
Надо сказать, что это неочевидно, потому что в условиях жизни всех сразу православных народов XV век знаменует огромные перемены, потому что в 1453 году рухнула окончательно единственная православная империя, которая и не могла не быть единственной, а именно Византия.
 
Причем, государство к XV веку было уже совсем символических размеров, немногим больше самого Константинополя, и еще несколько пятнышек на карте, но Константинополь был символом этой империи и пока он стоял, империя стояла.
 
И вот, она, наконец, рухнула.
 
В XV же веке начался, и к концу этого века, можно сказать, что завершился процесс перехода империи в Москву, т. е. от Второго Рима к Третьему, и также процесс институциализации Московского патриархата, как нового, шестого (или пятого, если считать Рим отпадшим) патриархата Вселенской Церкви.
 
Но в течение XV века еще не успело учредиться патриаршество, процесс затянулся, но, однако, к концу XV века, была признана (в 1484 году) КП-м Собором Русская автокефалия, и русская Церковь была вполне самостоятельной.
 
В то же время, попытки в XIV создать патриаршество в Болгарии и Сербии, которые были не очень каноничны изначально, все, благодаря туркам, провалились полностью, и в XV веке от них не осталось и следа.
 
Но это событие относится, все таки, к социальной истории или, если угодно, к внешней истории Церкви. Нас же будут интересовать лишь выводы для истории богословия. Начало нового периода просматривается, действительно, именно с XV века.
 

Еп. Григорий - Вадим Миронович Лурье - Лекции по патрологии

 
Лекции собраны в файл из опубликованный в свободных источниках материалов.
Москва, 2016
 

Еп. Григорий - Вадим Миронович Лурье - Лекции по патрологии

 
Св. Ириней Лионский
  • 1. Жизнь и творения
  • 2. Богословие св. Иринея
  • 3. Заключение
  • Историография
Св. Киприан Карфагенский И экклисиологические проблемы III–IV вв
  • 1. Личность и творения св. Киприана (ок. 202–258)
  • 2. Учение св. Киприана Карфагенского
  • 3. Учение св. Киприана в противодействии расколу новациан
  • 4. Учение св. Киприана о церковных соборах
  • 5. Отношение к Церкви отпадших от нее сообществ
  • 6. Заключение
  • 7. Историография
Краткий обзор еретических учений III–IV вв
  • 1. Историография
  • 2. Введение
  • 3. Ересь Савеллия (вторая пол. III в.)
  • 4. Павел Самосатский
  • 5. Ересь Ария
  • 6. Полуарианство
  • 7. Ересь аномеев
  • 8. Ересь Аполлинария
  • 9. Ересь Македония
Триадологическая сторона споров IV века
  • Триадологическое учение св. Василия Великого
  • Аргументация Евномия
  • Св. Василий Великий против рационалистического агностицизма Евномия
Христологическая полемика в IVв
  • Святой Афанасий Александрийский Великий (293–363)
  • Св. Григорий Богослов (Назианзин) (330–390)
Евагрий Понтийский и систематизация аскетического учения в IV веке
  • Биографические сведения о Евагрии
  • Сочинения Евагрия
  • Оригенизм Евагрия
  • Систематизация Евагрием православного аскетического учения
  • Заключение
Преп. Макарий Египетский и Corpus Macarianum
  • Учение Корпуса и мессалианство
  • Стяжание Св. Духа и невидимая брань
  • Антропология св. Макария (Corpus Macarianum)
Опровержение несторианства и III Вселенский Собор
  • 1. Историография
  • 2. Историческое введение
  • 3. От Феодора Мопсуетского к Несторию
  • 4. Учение св. Кирилла Александрийского
  • 5. Заключение
Богословие святого патриарха Фотия Великого
  • Триадология св. Фотия
  • Выводы
Положение на негреческом христианском востоке в XI–XIII веках
  • Введение
  • Эпоха армянского преобладания в монофизитском Египте
  • Развитие догматических споров внутри Армянской церкви и армяно-сирийские отношения
  • Армяно-сирийско-коптский спор о Евхаристии и триадологии
  • Сирийско-коптские отношения: превращение коптов в яковитов
  • Армяно-византийские отношения
  • Новые тенденции в сиро-яковитской христологии: воскрешение “фанатолатрии”
  • Отношения между монофизитами и православными в Египте
  • Дело Марка Ибн-аль-Канбара
  • Краткие итоги
Обзор состояния православного богословия сер. XV — кон. XIX века
  • Введение
  • Св. Геннадий Схоларий
  • Период до конца XVI века
  • Период с кон. XVI века до сер. XVIII века
 
 

Еп. Григорий - Вадим Миронович Лурье - Лекции по патрологии - Период с конца XVI века до середины XVIII века

 
Это период, когда православное богословие в самой тяжелой форме, как никогда до тех пор, испытывало двойственное западное влияние: с одной стороны латинство, с другой — протестантизм, в основном в форме кальвинизма. В форме лютеранства оно еще с XVI века испытывало влияние, и оказалось, что лютеране не в состоянии оказать сильного воздействия на Православие, а кальвинисты имели огромный успех именно в XVII веке. Можно сказать, что это был период “между кальвинизмом и латинством.
 
Именно к этому периоду относится деятельность Вселенского патриарха Кирилла Лукариса(1622–1638), который в начале 1620-х гг. тайно перешел в кальвинизм (сохранилась его переписка с женевскими кальвинистами). Его низлагают, ставят нового патриарха, который в первом же послании официально объявляет, что он признает папу Римского главой Вселенской Церкви.
 
А в это же время, всвязи с Лукарисом, была необходимость выработать православное исповедание. Это было поручено Петру Могиле, который на предварительный Собор в Яссах (Молдавия; 1642 г.), послал трех архимандритов, но греки, кажется, просто не поняли, что эти архимандриты были православными, а не униатами.
 
Оказалось, что это были не униаты, а полномочные представители Петра Могилы, которые принесли проект катихизиса для всеобщего обсуждения. Была жаркая полемика, в результате которой представителей Петра Могилы удалось убедить не вводить в православный катихизис католический догмат о чистилище, — а в остальном все остались при своих мнениях. Но определенная победа была достигнута — текст был принят за основу, а потом сильно переработан Мелетием Сиригом так, что Петр Могила никогда этой переработки не признал. В России же с XIX века совершенно неправомерно этот катихизис, одобренный на Константинопольском соборе 1642 г. в редакции Мелетия Сирига, стал называться катихизисом Петра Могилы.
 
Такова суть внешних событий этого периода. Конечно, в это время существовало и Православие. Про это время в особенности можно сказать, что Православная Церковь выстояла на монашестве. Конечно, она всегда стоит на монашестве, но в это время особенно.
 
Если даже говорить о тех событиях, которые мы вспоминали — Петр Могила, Кирилл Лукарис — это время расцвета монашества там, где оно могло расцветать. Скажем, на Афоне это время упадка, а не расцвета (с сер. XVII до нач. XVIII века). Но зато монашество было на Западной Украине. Именно оно обеспечило сопротивление Брестской унии, именно монахи вдохновили казаков на войну 1654 года, которую возглавил гетман Богдан Хмельницкий для воссоединения Украины с Россией. Украинское население и тогда было такое, что совершенно не любило подчиняться Москве, и никогда бы не пошло бы просто так под Москву. Православие при польских королях невозможно было сохранить: короли давали вольную жизнь в отношении политики, но за нее приходилось платить Православием. А казаки все-таки были достаточно православными, чтобы предпочесть подчинение вольности. После колебаний, которые заняли всю первую пол. XVII века, пришлось отделяться с войной.
 
Что знаменует конец XVI века? Можно вспомнить Брестскую унию 1596 года. Это событие имеет богословскую основу, но вообще говоря, это церковно-историческое событие (концептуально в основу Унии были положены постановления Флорентийского собора). Что соответствует в истории богословия началу этого периода?
 
Упомянув о Петре Могиле, мы уже можем понять, что для собственно богословской защиты православия в это время было особенно важно не допустить перерождения Православия, потому что главная опасность была от таких людей, как Петр Могила, которые не переходили ни в одну из западных конфессий и внешне сохраняли свое единство с Православной Церковью, но они существенно менялись в своем православии вплоть до окончательного неправославия.
 
Откуда взялось это перерождение, почему Петр Могила был допущен до Киевского престола, хотя многие его выдающиеся современники были уверены в его еретичестве (не говоря о других отрицательных качествах — прежде всего, о противоканоничности возглавлявшейся им иерархии)?
 
Это, конечно, требовало какой-то подготовки хотя бы за одно-два поколения, и она была. К концу XVI века принесла первые плоды политика Папской Курии в отношении тех греков, которым давали возможность учиться, давали хорошее образование в различных итальянских университетах. В Риме была сформирована Коллегия Св. Афанасия как высшее учебное заведение специально для греков. При этом поощрялся переход греков в латинство. Многие переходили, причем некоторые переходили просто для того, чтобы удобно было учиться, а потом обратно переходили в Православие.
 
Другие не переходили в унию, и это тоже разрешалось, и эти греки думали, что они православные, но при этом у них сам характер мышления становился по-латински схоластическим. Они могли отрицатьFilioque,но не могли уже изложить учения православного.
Киевская Русь была в это время в одном патриархате (Константинопольском) с греками в Италии (в Италии существовал Венецианский экзархат с митр. Филадельфийским во главе). “Итальянские” идеи находили очень быструю дорогу в Киев.
Несмотря на все схоластическое влияние, были и попытки держаться патристики. Одна из ярких личностей такого типа — митр. Филадельфийский Герасим Влах, чьими учениками были братья Иоанникий и Софроний Лихуды, впоследствии прибывшие в Россию и сопротивлявшиеся влиянию в ней “криптолатинской партии.
 
Требовался новый синтез паламизма. То, что паламизм — это знамя православия, никто из православных не забывал. Но его надо было как-то сочетать со схоластикой. Искался какой-то новый синтез, и более менее удачные образцы были предложены на рубеже XVII–XVIII веков.
 
В первой половине XVIII века в континентальной Греции у некоторых богословов, особенно связанных с Афоном, делается очень много. Их сочинения только сейчас начинают изучаться.
 
Наконец, в середине XVIII века, можно сказать, труд этот увенчался успехом в лице одного выдающегося богослова, причем светского человека — Евстратия Аргенти. Евстратий Аргенти был тем богословом, который дал устойчивый синтез паламизма с августиновской схоластикой (точнее, с теми формами учения блаж. Августина, которые прошли через Фому Аквинского и богословие Тридентского собора — католической контр-реформацииXVI в.). Он ее, действительно, как-то сочетал с исихазмом и крайним антиэкуменизмом.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik