Русско-Византийский вестник - 1 - 2018

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Русско-Византийский вестник - научный журнал - 1 - 2018
В конце 2015 года ректор Санкт-Петербургской духовной академии архиепископ Петергофский Амвросий благословил создать при Книжной гостиной Издательства СПбДА научно-просветительский проект под названием «Византийский кабинет». По мысли организаторов этого проекта, он призван стать некоей универсальной площадкой для осмысления культурно-цивилизационного и церковного наследия Византии в русской и европейской традициях, а также для отражения результатов исследований научной деятельности в академических научных изданиях. Просветительская составляющая проекта включает в себя проведение круглых столов, презентаций, кинопоказов и мероприятий иных форматов, с помощью которых можно рассказать широкой аудитории о византийском наследии.
 
Русско-Византийский вестник - научный журнал - 1 - 2018
Санкт-Петербургская духовная академия. - СПб. : Изд-во СПбПДА, 2018. - № 1. - 2018. - 224 с.
ISSN 2588-0276
 
Русско-Византийский вестник - научный журнал - 1 - 2018 - Содержание
От редакции
Русская византииистика в эмиграции
  • Священник Игорь Иванов. Судьбы русской византинистики в Старом и Новом Свете: Г. Острогорский и А. Васильев. Предисловие к публикации
  • Г. А. Острогорский. Византийский император и иерархическое мироустройство
  • А. А. Васильев. Столетняя война и Жанна дАрк в византийской традиции
Россия и Византия в современных исследованиях
  • А. В. Маркидонов. Культура школы в горизонте веросознания: по поводу миссии святых Кирилла и Мефодия
  • К.Н. Павлюченков. Догмат «единосущия» в сочинениях Святых Отцов Православной Церкви и в богословии священника Павла Флоренского
  • Священник Михаил Легеев, иеромонах Мефодий (Зинковский), иеромонах Кирилл (Зинковский). Периодизация «Эпохи утраченное экумены»: взгляд со стороны богословия истории
Русская православная культура
  • О. Б. Сокурова. Г. В. Свиридов и А. А. Блок: мысли о России
  • Г.Е. Аляев, Т.Н. Резвых. Религиозный путь философа: С. Л. Франк и православие
  • Я.Н. Лупарева. Восточный вопрос в сочинениях С. Н. Глинки
  • А.А. Кащеев. История написания архимандритом Леонидом (Кавелиным) книги «Абхазия и в ней Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь»
Из материалов круглых столов «Византийского кабинета»
  • М. В. Шкаровский. Русские обители Афона в начале XX века
  • О. Л. Фетисенко. Афон и его «единство в разнообразии» в социокультурной концепции Константина Леонтьева
  • И. Б. Гаврилов. Степан Петрович Шевырев о «русском воспитании»
Исторические заметки
  • Архимандрит Августин (Никитин). Святыни Константинополя глазами русских путешественников XIX века
  • Священник Илия Макаров. Пастырские коллизии XVIII века: судьба основателя Петербургской лавры и семинарии архиепископа Феодосия (Яновского) в контексте деятельности Святейшего Синода
  • А.Ю. Митрофанов. «Внук воды на быстром коне»: к вопросу о греко-арийских предтечах византийских катафрактов
Деятельность «Византийского кабинета»
  • Деятельность «Византийского кабинета» за февраль 2016 - июнь 2018 г.

Русско-Византийский вестник - научный журнал - 1 - 2018 - Г. А Острогорский - Византийский император и иерархическое мироустройство

 
Публикация представляет собой перевод статьи Г. А. Острогорского, опубликованной в научном журнале «1he Slavonic and East European review». Первоначально этот материал был прочитан как лекция в Королевском колледже в Лондоне и в Эдинбургском университете 12 и 18 января 1956 г. соответственно.
 
Политические идеи византийцев лишь недавно стали объектом более тщательного и глубокого изучения историков. Исследования, проведенные в этой области в последние несколько десятилетий, впервые выявили содержание и особенности византийской теории императорской власти и доказали, что эта теория являлась основой византийской политической идеологии. Среди наиболее выдающихся исследований можно упомянуть следующие: серьёзные работы А. Альфольди, посвященные римскому придворному церемониалу, а также одеяниям и символам власти римского императора; очень яркий и интересный труд А. Грабара о положении императора в византийском искусстве3; принципиально важную работу О. Трайтингера, рассматривающую имперский придворный церемониал как выражение византийских представлений об империи и императорской власти; многочисленные и весьма полезные труды Ф. Дёлгера об отношениях Византии с другими державами того времени в свете византийской теории императорской власти. Уже с 1936 года я и сам пытался обрисовать в общих чертах византийский взгляд на идею империи и византийское понимание мироустройства, которое я назвал византийской системой иерархии государств. Сейчас мне хотелось бы изложить и обобщить эти мысли более последовательно.
Хотя судьба Византийской империи была крайне изменчивой, и характер её государственной политики был, по-видимому, неоднородным, основная идея, лежавшая в основе этой политики — идея императорства - несмотря на все перипетии неизменно сохранялась на протяжении веков. Эта идея, как и прочие, игравшие основополагающую роль в формировании Византийского государства, имеет римские и эллинистические истоки. Как и всё остальное в Византии, она возникает здесь в христианизированном варианте: могущество христианских идей мало-помалу заслоняет исходную языческую концепцию.
 
Хорошо известно, что отказ христиан почитать императора как бога был главной причиной их преследования в Римской империи. Тем не менее, преобразование языческой империи в христианскую было завершено без каких-либо внешних искажений концепции императорской власти во времена Константина. Власть правителя по-прежнему носила божественный характер, и римско-эллинистический культ правителя продолжал существовать в христианской Византийской империи, не теряя своего былого влияния. Это было бы невозможно, если бы идея императорства не была наделена более глубоким смыслом даже в языческом мире. Идея божественного происхождения власти монарха создавалась постепенно на основе простейших представлений о боге-императоре. Христианская Византийская империя признала эту концепцию, так как ничто не могло быть для христиан более естественным, чем видеть в христианском императоре властителя, утверждённого Божьей волей. Кроме того, вера в его божественное призвание придала христианской императорской власти сакральный характер, что сделало возможным сохранение старых форм ритуалов и даже дало им естественное обоснование.
 
Христианские подданные императора Константина твёрдо верили, что он призван на правление христианским Богом, и император сам приказал отчеканить на золотом медальоне изображение Бога, возлагающего ему на голову императорскую корону. Многие произведения искусства, принадлежащие к более поздней эпохе, воспроизводят аналогичный сюжет: Христос собственноручно возлагает корону на голову правителя.
 

Император избран Богом, он призван к правлению божественным провидением, и исполняет божественную волю как правитель империи, находящейся под защитой Бога. Эта идея главенствует в умах всех византийцев — от императора до последнего из его подданных. Все они постоянно получают напоминания о ней, как через устные выступления, так и через письменные документы. Духом этой идеи проникнуты скульптуры, украшающие здания и улицы, изображения на печатях и монетах, переходящих из рук в руки. Особенно ярко она демонстрируется в обрядах императорского придворного церемониала, особое значение которым придаёт изобилие символов с сакральной фигурой императора по центру.

 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя magistr