Стотт - Послания фессалоникийцам

Джон Стотт - Послания к фессалоникийцам - Библия говорит сегодня
«В этом Послании есть какая–то чистая услада», — писал в восемнадцатом веке Бенгель о 1 Послании к Фессалоникийцам.
Согласен с ним. Я нахожу истинную усладу в обоих Посланиях, размышляя над их значением и содержанием в течение вот уже многих лет. Я думаю, что ценность их состоит в трех моментах, тесно связанных между собой.

Во–первых, эти Послания открывают нам истинного Павла. Дело не в том, что в других Посланиях он выглядит в ложном свете, но иногда личность Павла может быть скрыта от нас его апостольским положением и значимостью. В Посланиях к Фессалоникийцам он приказывает и требует повиновения. Но все–таки чаще он пишет так, как и должен писать пастор, словно он воистину и отец, и мать фессалоникийцам. Павел так и называет себя (1 Фес. 2:7, 11). Он любит их, отдает им себя, заботится об их благополучии, учит и наставляет, умоляет твердо стоять в вере, страстно и неустанно молится за них. Мы слышим биение его сердца и видим его слезы. Трудно найти образец служения более совершенный, чем Павел.

Во–вторых, эти Послания адресованы поместной церкви. А сегодня у многих людей растет интерес к жизни церкви. Когда мы принимаем (как и должно), что церковь является центром исторических планов Бога, мы имеем в виду не только Церковь в целом, но и ее конкретные и многоплановые проявления местного масштаба. Но какой мы должны видеть поместную церковь, и как должна развиваться ее жизнь? Послания Павла фессалоникской церкви проливают бесценный свет на такие стороны ее жизни, как продолжительное благовествование, пасторская забота, этические стандарты, взаимное общение, общее богослужение, повиновение апостольскому учению и надежда на будущее. Трудно представить, что член или руководитель церкви может не найти для себя в этих Посланиях направляющей и вдохновляющей силы для жизни своей церкви.

В–третьих, эти Послания дают представление о церкви в теологическом, даже в эсхатологическом контексте. Павел совершенно очевидно не является прагматиком. Он уповает прежде всего и более всего на веру, он позволяет своей вере определять действия. Снова и снова он возвращается к основным истинам христианской веры, напоминая, что Христос умер за наши грехи, что Он восстал из мертвых и что Он вновь вернется к нам. Сразу вспоминается то трехстишие, которым англиканская церковь сопровождает таинство причастия:
Христос умер! Христос воскрес! Христос вновь вернется!

Именно эти истины и вдохновляют наше благовествование, ведут к святости, наполняют смыслом наше общение, чувствами — богослужение и воодушевляют нас надеждой. Другими словами, Благая весть наполняет смыслом жизнь церкви, а церковь распространяет Благую весть. Мне кажется, именно это и является основой Посланий к Фессалоникийцам.
 

Джон Стотт - Послания к фессалоникийцам - Библия говорит сегодня

 
Пер. с англ. - СПб.: Мирт, 1997. - 264 с.
ISBN 5-88869-018-X
Серия комментариев - Библия говорит сегодня
 

Джон Стотт - Послания к фессалоникийцам - Введение

 
Когда Павел в 49 или 50 году н. э. со своими спутниками посетил Фессалонику, это был уже крупный город со сложившейся историей. Он был основан в четвертом веке до н. э. Кассандром, одним из военачальников Александра Великого. Кассандр назвал город в честь своей жены, Фессалоники, которая была сводной сестрой Александра. Город занимал выгодное стратегическое положение с удобной бухтой в устье Термейского залива, кроме того, он находился на Via Egnatia — главном пути между Римом и Востоком. Фессалоника стала столицей римской провинции Македонии. Лайтфут назвал его «ключом ко всей Македонии» и добавил, что «он едва избежал превращения в столицу мира» [2]. Теперь это второй по величине и значимости город Греции, и называется он Фессалоники.

Лука рассказывает в книге Деяний, в 17 главе, как проходило благовествование среди фессалоникийцев. Это произошло во время второго миссионерского путешествия Павла, которое он совершил вскоре после совещания в Иерусалиме. С самого начала Сила был главным спутником Павла в его путешествиях (Деян. 15:40). В Листре Павел пригласил присоединиться к ним молодого человека по имени Тимофей (Деян. 16:1—3), а в Троаде в их команду вошел и Лука (Деян. 16:11, здесь Лука начинает использовать местоимение «мы»). Итак, Павел, Сила, Тимофей и Лука вчетвером направились в Европу по северному Эгейскому морю. После весьма успешной миссии в Филиппах, Павел, Сила и Тимофей отправились в юго–западном направлении в Фессалонику (Деян. 17:1), а Лука остался в Филиппах.

Большую часть населения в Фессалонике составляли евреи, поэтому здесь была синагога, где Павел и проповедовал три субботы подряд. Лука так описывает его метод (Деян. 17:2—3): сначала он утверждал на основе писаний Ветхого Завета, что ожидаемый Христос (т. е. Мессия) должен был пострадать, а затем восстать из мертвых; далее, он провозглашал им Иисуса из Назарета, смело рассказывая историю Его жизни, смерти и Воскресения; и, наконец, он соединял первый пункт со вторым и объявлял, что «Сей Христос есть Иисус».
 
Другими словами, он открывал, что пророчества Ветхого Завета исполнились в Иисусе, так что исторический Иисус и Христос из Писаний являются одним и тем же лицом. Некоторые из иудеев находили это убедительным и присоединялись к миссионерам. Вместе с ними уверовало «великое множество из Еллинов, чтущих Бога», язычников, принявших иудейскую веру, и «из знатных женщин не мало» (Деян. 17:4). Это может означать (это следует из упоминания об идолопоклонстве в 1 Фес. 1:9), что за иудейской миссией последовала языческая миссия и что Павел оставался в Фессалонике в течение нескольких месяцев, а не всего лишь три недели.

Вскоре возникла оппозиция. Возревновав о влиянии Павла, иудеи наняли банду возмутителей спокойствия и подняли мятеж. Не обнаружив Павла или Силу в доме Иасона, где они остановились, мятежники поволокли Иасона и некоторых других верующих к городским властям (кого Лука с полным правом называет «политархами») и выдвинули против них серьезное обвинение: «…эти всесветные возмутители пришли и сюда, а Иасон принял их; и все они поступают против повелений кесаря, почитая другого царем, Иисуса» (Деян. 17:6–7). Это ложное обвинение взбудоражило весь город. Иасон и его друзья были отпущены под залог, и в ту же ночь под покровом темноты Павел и Сила были вынуждены покинуть город (Деян. 17:5–10).

Они отправились на юг, в Верию, но пробыли там недолго. Иудеи последовали за ними. Павлу пришлось продолжить свое путешествие в южном направлении до тех пор, пока он не прибыл в Афины, где сопровождавшие спутники покинули его. Вскоре после этого Сила и Тимофей присоединились к Павлу по его просьбе. Но положение в Македонии настолько его беспокоило, что он вновь отправил их на север, чтобы они выяснили, как обстоят там дела.
 
Его не остановила мысль о том, что он опять остается в Афинах один. Тимофей уехал в Фессалонику, а Сила, видимо, в Филиппы. Когда они были готовы возвратиться к нему с новостями, Павел опять был в пути. И вновь они воссоединились в Коринфе (Деян. 18:5, ср. 2 Кор. 1:19), откуда Павел и написал свое Первое послание фессалоникской церкви (1 Фес. 3:6). Это было одно из его первых посланий, вероятнее всего, второе, учитывая, что Послание к Галатам было написано как раз перед Иерусалимским совещанием.

В этом Послании Апостол отвечает на полученную от Тимофея информацию. С одной стороны, Тимофей принес добрые новости об их «вере и любви», их верности и твердости во время гонений (1 Фес. 3:6—8). С другой стороны, он сообщил, что Павла критиковали за неискренность, «нечистые побуждения» (2:2—6), и за то, что ему не удалось вернуться в Фессалонику (2:17–3:5). Кроме того, фессалоникийцы нуждались в назидании и руководстве в вопросах сексуальной морали, отношения к труду и обеспечения себя, в подготовке ко Второму пришествию (parousia) Иисуса и в разрешении трудностей в общении друг с другом.
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя esxatos