Бонхеффер - Этика

Бонхеффер Дитрих - Этика
Грандиозный подарок от ББИ - опубликованы рукописи «Этики»  выдающегося немецкого богослова Дитриха Бонхеффера, созданные им между 1940 и 1943 гг. В «Этике» он видел «дело всей своей жизни», исходный пункт ее концепции — богословский вопрос о том, как явленная в   Иисусе Христе реальность Бога может отразиться в земной  человеческой жизни. В заметках издателей обоснована новая реконструкция текста, прояснен частично зашифрованный исторический контекст  этики Бонхеффера и показано ее богословское значение.
 

Бонхеффер Дитрих - Этика

 
Пер. с нем. (Серия «Современное богословие»). — М.:  Издательство ББИ, 2013. — xxxiv + 501 с.  ISBN 978-5-89647-298-8
 
Катастрофическая эпоха, действующим лицом которой стал Д. Бонхеффер, заставила с новой ясностью увидеть  совершенно особый в свете «обычной» этики, неотмирный  характер христианской вести и ее императивов. Предпоследние вещи могут быть рассматриваемы только исходя из вещей  последних. Таково решение Бонхеффера.

 

Дитрих Бонхеффер - Этика - Содержание

 
Об «Этике» Бонхеффера
Дитрих Бонхеффер для нас
Предисловие редактора русского издания
Предисловие издателя
1. ХРИСТОС, ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И БЛАГО.  ХРИСТОС, ЦЕРКОВЬ И МИР
2. ЭТИКА КАК ОФОРМЛЕНИЕ
3. НАСЛЕДИЕ И УПАДОК
4. ВИНА, ОПРАВДАНИЕ, ОБНОВЛЕНИЕ
5. ПОСЛЕДНИЕ И ПРЕДПОСЛЕДНИЕ ВЕЩИ
6. ЕСТЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ
7. ИСТОРИЯ И БЛАГО (Первая редакция)
8. ИСТОРИЯ И БЛАГО (Вторая редакция)
9. ЛЮБОВЬ БОЖЬЯ И РАЗЛОЖЕНИЕ МИРА
10. ЦЕРКОВЬ И МИР
11. О ВОЗМОЖНОСТИ СЛОВА ЦЕРКВИ К МИРУ
12. «ЭТИЧЕСКОЕ» И «ХРИСТИАНСКОЕ» В КАЧЕСТВЕ ТЕМ
13. КОНКРЕТНАЯ ЗАПОВЕДЬ И БОЖЬИ НАКАЗЫ-ПОРУЧЕНИЯ
Послесловие издателя
Сравнительный обзор порядка публикации рукописей «Этики» в изданиях, начиная с 1949 года
 

Дитрих Бонхеффер - Этика - ХРИСТОС,  ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И БЛАГО. ХРИСТОС, ЦЕРКОВЬ И МИР
 

Всякому, кто желает рассмотреть проблему христианской  этики, должно предъявляться неслыханное требование, а  именно, требование с самого начала отказаться как от неподобающих существу дела от обоих вопросов, которые вообще наталкивают человека на занятия этической проблемой: «Как я становлюсь добрым?» и «Как мне совершить нечто доброе?»2 Вместо этого необходимо задать другой, бесконечно далекий от этих двух, вопрос о воле Бога3. Это требование столь важно еще и  потому, что предполагает решение, касающееся последней  действительности, — решение веры4. Там, где этическая проблема по сути представляет собой вопросы о собственном благом бытии и о добрых поступках, решение принимается для нашего Я и мира, рассматриваемых как последние действительности.
 
Все этические размышления имеют в этом случае одну цель: чтобы я стал лучше и чтобы лучше стал мир (через мои дела). Если же предположить, что действительности Я и мира сами вплетены в совсем иную последнюю действительность, действительность Бога — Творца, Примирителя и Искупителя5, этические  проблемы обретают совершенно новый смысл. Не потому, что  благодаря последней действительности я достигаю блага и благодаря мне улучшается состояние мира, но потому, что  действительность Божья всюду являет себя именно как последняя  действительность.
 
Рассмотрение Бога как блага таит в себе опасность увидеть мир не благим, а скорее насквозь пронизанным злом, что и становится для меня отправной точкой в стараниях  разработать этику, в которой Бог считается последней  действительностью. Все вещи явлены в искажении там, где они видятся и познаются не в Боге. Все так называемые данности6, все  правила и нормы7 остаются абстракциями до тех пор, пока в Бога не верят как в последнюю действительность. То, что сам Бог есть последняя действительность, не является ни идеей, с помощью которой следует совершенствовать мир, ни религиозным  основанием профанной картины мира, это верующее «Да»  самосвидетельству Бога, Его откровению. Если бы речь шла о Боге только как о религиозной идее, осталось бы непонятным, почему не следует предположить позади этой мнимой «последней»  действительности еще всепоследнюю действительность «сумерек богов», смерти богов8.
 
Только если последняя действительность есть откровение, что означает самосвидетельство живого Бога, она осуществляет свое притязание9. Но тогда принятие  решения по отношению к ней касается целостности всей жизни. Ее познание не может быть постепенным продвижением к  раскрытию глубинной внутренней действительности, такое познание становится поворотным и основополагающим пунктом  познания действительности вообще. Последняя действительность оказывается здесь одновременно первой действительностью, Бог предстает как первое и последнее, альфа и омега10.
 
Без Него всякое видение и познание вещей превращается в абстракцию, утрату истока и цели. Все вопросы о нашем собственном благом бытии или же о благом бытии мира становятся невозможными без предварительного вопрошания о благом бытии Бога, ибо имеет ли значение благое бытие человека и мира без Бога?  

Если же Бог как последняя действительность есть никто иной, как тот, кто сам себя проявляет, о Себе свидетельствует и Себя  открывает, т.е. как Бог в Иисусе Христе, вопрос о благе может  обрести свой ответ только во Христе.
 
 
 

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.7 (23 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik