Брент - Игнатий Антиохийский

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Игнатий Антиохийский - Аллен Брент
История церкви
Игнатий Антиохийский занимает в христианской церкви место среди так называемых «мужей апостольских». В своих письмах к различным церквам он дает новое толкование церковному управлению, евхаристии и мученичеству, используя культурную терминологию языческого общества своего времени.
 
Аллен Брент раскрывает обстоятельства и культурное окружение, в котором св. Игнатий формирует идею и богословие епископского служения в церкви, и предлагает по-новому отнестись к творениям этого живого, эксцентричного и бесстрашного архитектора христианского единства.
 

Брент Аллен - Игнатий Антиохийский - Епископ-мученик и происхождение епископата

Пер. с англ. С. Калюжный
(Серия «История Церкви»).
М.: Издательство ББИ, 2012. - viii + 188 с.
ISBN 978-5-89647-282-7
 

Брент Аллен - Игнатий Антиохийский - Епископ-мученик и происхождение епископата - Содержание

Предисловие
  • 1 Восстановление подлинных писем Игнатия
  • 2 История жизни Игнатия и церковь в Антиохии
  • 3 Драматургия мученической процессии
  • 4 Мученическая процессия и евхаристия: христианские мистерии
  • 5 Нападки на подлинность писем Игнатия в наше время
  • 6 Игнатий и Поликарп
  • 7 Заключение
Список сокращений
Избранная библиография и книги для дальнейшего чтения
Указатель
 

Брент Аллен - Игнатий Антиохийский - Епископ-мученик и происхождение епископата - Предисловие

 
Вскоре после утверждения на Западе идей Реформации письма Игнатия Антиохийского стали постоянным предметом для споров. По словам Евсевия Кесарийского, Игнатий и Поликарп были собеседниками апостолов, и предполагаемая дата создания писем Игнатия максимально приближена к принятой дате появления новозаветных документов. Поэтому в историческом плане письма Игнатия становились наиболее авторитетным подтверждением положения, согласно которому церквами должны управлять епископы как преемники апостолов и порученного им служения.
 
Однако очевидно, что еще до Реформации принятие этих писем прошло долгий и сложный процесс, что окутывает их еще большей тайной. Важность этих документов была настолько велика, что их предполагаемое первоначальное издание в итоге было значительно расширено, и их христология существенно изменялась в ходе IV‑V столетий. Кроме того, к ним были добавлены письма, атрибутируемые Игнатию, что расширило первоначальный корпус из семи писем до тринадцати. Ни первоначальное издание, ни его расширенная версия, ни поддельные дополнения не испытывали недостатка в поддержке самим фактом их цитирования в творениях отцов церкви.
 
Но что можно сказать о первоначальном издании, которое известно нам сегодня как «средняя редакция», ибо сокращенная версия на сирийском языке была обнаружена в XIX столетии? О подлинности «средней редакции» вопрос стоял с XVII века, когда архиепископ Джеймс Ашер и Николай Веделий завели спор о ней с пресвитерианскими и пуританскими богословами, такими как Джон Мильтон. Может быть, Евсевий ошибся, когда отнес письма Игнатия к столь раннему периоду? И разве не мог быть Игнатий вымышленным лицом, созданным для того, чтобы утвердить основания более позднего церковного устройства, которое не имело ничего общего с новозаветным периодом и представлением о его первоначальной чистоте? Но, как представлялось вплоть до 1980–х годов, трехсотлетнему противостоянию был положен конец в работах двух выдающихся ученых XIX столетия — епископа Джозефа Лайтфута (Lightfoot) из Англии и Теодора Цана (Zahn) из Германии. Эти ученые нашли в защиту подлинности писем Игнатия такие доводы, которые были признаны убедительными.
 
Но в ходе последней четверти XX столетия некоторые ученые, работы которых будут мною рассмотрены, дали вторую жизнь аргументам против подлинности писем Игнатия и их датировки Евсевием.
 
В своей защите согласия Лайтфута–Цана я не старался представить еще одну защиту, которая восстанавливает старые аргументы в пользу упомянутого согласия в ответ на старые же аргументы противоположной стороны, воскрешенные стараниями современных ученых. Скорее я стремился использовать первичные свидетельства, представляющие культурный фон времени создания писем Игнатия, обнаруженные главным образом в течение XX века и поэтому недоступные для Лайтфута и его предшественников. Открытие и классификация эпиграфического материала привели к созданию нового, нелитературного корпуса свидетельств, который теперь больше, чем дошедшие до нас классические литературные источники.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (12 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik