Кокс - Мирской град

Харви Кокс - Мирской град
Автор опубликованной в 1965 г. книги «Мирской град» ― быть может, самый читаемый писатель на религиозные темы в США.
 
Тема «Мирского града» ― христианское осмысление секуляризации, и поэтому книга сохраняет свое значение и сейчас, став классическим трудом также и в области социологии религии.
 

Харви Кокс - Мирской град - Секуляризация и урбанизация в теологическом аспекте

 
Пер. с англ. О.Боровой и К.Туровской. Под общей ред. и с примеч. О.Боровой.
Послесловие С. Лёзова
М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1995. ― 263 с.
ISBN 5-O2-017847-O
 

Харви Кокс - Мирской град - Секуляризация и урбанизация в теологическом аспекте - Содержание

 
Часть I ПРИХОД МИРСКОГО ГРАДА
Глава 1. Библейские источники секуляризации.
Глава 2. Облик мирского фалд
Глава 3. Стиль мирского града
Глава 4. Мирской град в межкультурной перспективе
 
Часть II ЦЕРКОВЬ В МИРСКОМ ГРАДЕ
Глава 5. К теологии социальных перемен
Глава 6. Церковь как авангард Бога
Глава 7. Церковь как экзорцист культуры
 
Часть III ПРИМЕНЕНИЕ ЭКЗОРЦИЗМА В ГОРОДСКОЙ ЖИЗНИ
Глава 8. Работа и досуг в мирском граде
Глава 9. Секс и секуляризация
Глава 10. Церковь и мирской университет
 
Часть IV БОГ И СЕКУЛЯРНЫЙ ЧЕЛОВЕК
Глава 11. Разговор о Боге мирским языком
 

Мирской градХарви Кокс - Мирской град - Секуляризация и урбанизация в теологическом аспекте - От автора

Центральный тезис «Мирского града» состоит в том, что Бог равно присутствует как в мирской, так и в религиозной сферах жизни и что мы неправомерно сковываем Божественное Присутствие, ограничивая его специально отведенным духовным или церковным пространством. Отсюда выводятся два следствия. Во- первых, это подразумевает, что людям веры вовсе не надо бежать из якобы безбожного современного мира.
 
А во-вторых, это значит, что не всякая религия хороша для человеческого духа. Конечно, моя идея не была оригинальной. В самом деле, о присутствии священного в профанном свидетельствует учение о Воплощении, которое новым никак не назовешь. А что касается подозрительного отношения к религии, то и Иисус, и еврейские пророки сурово бичевали некоторые проявления религии. То, что Бог присутствует в сфере мирского, ― мысль не оригинальная, однако ее приходится многократно повторять. И в частности сегодня.
 
Перечитывая «Мирской град» четверть века спустя, признаюсь, я порой улыбался его дерзости, подобно тому как отец посмеивается, наблюдая за выходками своего не в меру расша лившегося мальчика. Изложение и аргументация автора кажутся, мягко говоря, стремительными. К концу Введения читатель уже успевает совершить головокружительное путешествие ни больше ни меньше, как через всю историю человечества ― от племени до технополиса, от Софокла до Льюиса Мамфорда, от каменного века до Макса Вебера.
 
И все это еще до первой главы! Далее следует теологический портрет «грядущего» мирского града, где Барт, Тиллих, Камю и Джон Ф. Кеннеди теснят друг друга, оказавшись в таком близком соседстве, которое, вероятно, всех бы их удивило. Следующая часть книги посвящена тому, что я назвал революционной теологией, и многие в то время восприняли этот термин как фантастический оксиморон. Затем идет резкая критика «Плейбоя», который я назвал «антисексуальным» журналом. Эта глава вовлекла меня в бурную поначалу, а затем нудную дискуссию с издателем. В общем, многовато тем для книги в 244 страницы.
Последняя часть книги посвящена полемике с приверженцами популярной в ту пору теологии «смерти Бога».
 
Я обрисовал их, как мне кажется, правильно, утверждая, что они по- прежнему ― пусть в отрицательном смысле ― одержимы идеей классического бога метафизического теизма. Я говорил о Ком-то Другом, о таинственном и вечно ускользающем Другом Иисуса и пророков, который, подобно Жаку Брелю*, был вполне жив, здоров, хотя и жил в самых неожиданных местах. Я никогда не мог понять, почему некоторые любители клеить ярлыки и непременно относить каждого к какому-нибудь направлению упорно связывали мое имя с теологией смерти Бога, несмотря на резкую ее критику, содержащуюся в «Мирском граде».
 
Так или иначе, теология смерти Бога утратила популярность необычайно быстро. А те вопросы, за решение которых я взялся с жаром молодости, ― значение продолжающегося противоборства религии и секуляризации для людей веры ― по-прежнему вызывают горячие споры и волнуют исследователей. Будучи христианином, приведу более знакомые мне примеры этой проблемы. С одной стороны ― мать Тереза и Оскар Ромеро**, с другой ― Джим и Тэмми Бэккер***.
 
А когда мы говорим о папе Иоанне Павле II, что для нас важнее: его смелый проект будущей Европы без границ или организованный им по всему миру крестовый поход против противозачаточных средств? Во имя Бога делается (и всегда делалось) столько добра и зла, что предложение, которым я завершил «Мирской град» и которое тогда многим читателям показалось излишне радикальным, и сегодня представляется мне весьма уместным. Я писал тогда, что нам следует поучиться у еврейской традиции не произносить имя Всевышнего. Нам требуется какое-то время соблюдать почтительную сдержанность в разговорах о Боге и ждать, чтобы Дух открыл нам новый язык, не скомпрометировавший себя суесловием и злоупотреблением.
 

* Жак Брель (1929-1978) — бельгийский шансонье, популярный в 60—70-е годы. В Нью-Йорке, на Бродвее, шел посвященный ему мюзикл «Жак Брель жив, здоров, живет в Париже». — Здесь и далее примечания, отмеченные «звездочкой», принадлежат О. Боровой.
** Оскар Арнульфо Ромеро-и-Гальдамес (1917―1980) ― архиепископ Сан-Сальвадора. Выступал против диктаторского режима, затем против правящей хунты. Был убит в своей церкви во время мессы.
*** Джим и Тэмми Бэккер были популярными американскими телепроповедниками фундаменталистского направления. В 1990 г . приговорены к тюремному заключению за финансовые и сексуальные злоупотребления.
 

Категории: 

Оцените работу сайта и поблагодарите за файл - поставьте лайк, кликнув по сердечку (первое - 1 балл, последнее - 10 баллов): 

Ваша оценка: Нет Average: 9.4 (10 votes)
Аватар пользователя Павел