Зинковский - Вера в Бога - вера в человека

Вера в Бога — вера в человека - иеромонах Кирилл - Зинковский
Веруя в Бога, мы обретаем веру в человека и, наоборот, веруя в благородное происхождение и высокое призвание человека, находим веру в Бога Небезразличного. Христианское мировоззрение свидетельствует в пользу неделимости этих двух верований. Ни в какой религии человек не был возвышен так, как в христианстве.
 

Кирилл (Зинковский), иеромонах - Вера в Бога — вера в человека. Представления о материи и теле человека в Александрийской богословской традиции (доникейский период)

СП6.:РХГА, 2014. —239 с.
ISBN 978-5-88812-559-5
 

иеромонах Кирилл (Зинковский) - Вера в Бога — вера в человека - Содержание

Введение
ГЛАВА 1. ЭЛЛИНСКИЕ ФИЛОСОФЫ И ФИЛОСОФСКИЕ ШКОЛЫ О МАТЕРИИ И ТЕЛЕ ЧЕЛОВЕКА
ГЛАВА 2. СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ И ПЕРВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ХРИСТИАН (СВТ. ИГНАТИЙ И СВТ. ВАРНАВА)
ГЛАВА 3. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МАТЕРИИ И ТЕЛЕ ЧЕЛОВЕКА В СОЧИНЕНИЯХ АФИНАГОРА
ГЛАВА 4. УЧЕНИЕ КЛИМЕНТА АЛЕКСАНДРИЙСКОГО О МАТЕРИИ, ТЕЛЕ ХРИСТА И ТЕЛЕ ЧЕЛОВЕКА
ГЛАВА 5. УЧЕНИЕ О МАТЕРИИ И ТЕЛЕ ЧЕЛОВЕКА У ОРИГЕНА
Заключение
Библиография
 

иеромонах Кирилл (Зинковский) - Вера в Бога — вера в человека - ВВЕДЕНИЕ

 
Поверить в благость Бога по отношению к человеку и всему творению по-настоящему стало возможно только после пришествия в мир Христа Спасителя. Если выражаться не совсем богословски точно, но предельно обобщенно, то Воплощение Сына Божьего можно назвать соединением Высочайшего Духа с грубой материей Земли, которое стало невиданным и неслыханным ранее основанием для живой веры в отсутствие непреодолимой пропасти между миром духовным и материальным. Утверждая наличие этой пропасти на онтологическом уровне, отцы Церкви учили о преодолении этого «бытийного разрыва» через небезразличность Бога к борьбе добра и зла в сердцах людей, через Его Любовь и сострадание к запутавшемуся на жизненных путях человеку.
 
Мы выбрали для обзора и сравнительного исследования тему материи потому, что, углубляясь в созерцание материального космоса и самого себя, своего тела, человечество даже в лице своих лучших представителей чаще всего оказывалось неспособным примирить скорбные реалии земного бытия с верой в благость Бога Творца. Попытки осмысления приводили, как правило, к представлениям об ограниченности благости Божией, о непричастности Его к порядку земного бытия, к пессимистическим взглядам на будущее человека и Земли в целом. Учение о материи оказывается неразрывно связанным в философских и богословских системах с представлениями о том, каков Творец этого мира, каково Его отношение к человеку. Именно христианская богословская традиция сделала удивительный прорыв в сфере понимания происхождения и смысла бытия материи и человека как части материального мира.
 
Исследованию учения святых отцов о материи в православном богословии до сих пор уделялось весьма незначительное внимание. Само понятие «богословие материи» может показаться даже неправомочным, так как богословие — это, прежде всего и по преимуществу, «слово о Боге». «Учение о материи» многие склонны отнести к области чистой философии, забывая, что большинство положений догматического богословия прямо или косвенно связано с проблемой материи. Характерно, что в начальный период борьбы христианства с древним язычеством вопрос о веществе и происхождении из него материального мира был поднят в споре с христианским вероучением языческими мыслителями даже прежде многих других важнейших богословских истин. Более того, по замечанию автора единственного на сегодняшний день систематического научного исследования учения святых отцов о материи прот. Константина Ружицкого, «ни один пункт христианского учения не отвергался язычниками с таким упорством и не входил в их сознание так медленно и туго, как учение о несамобытности материи и творении мира из ничего».
 
Не менее яростные нападки языческих философов вызывало христианское учение о Боговоплощении и о воскресении человеческих тел. Эта полемика наглядно показала, что в зависимости от того или иного взгляда на материю выстраиваются совершенно различные системы мировоззрения, включая представления о Боге и человеке. В христианском восприятии сотворенная Богом материя несет на себе отпечаток Его всемогущества, премудрости и заботливого попечения о сотворенном мире. Кроме того, именно материальный мир есть место обитания высшего творения Божия — человека, а спасение душ человеческих, к которому все мы призваны через святое Евангелие, понимается в православном богословии не как отвержение тела и всего материального мира, а как их преображение. Центральный догмат христианского богословия — учение о Боговоплощении, а также все таинства Церкви Христовой свидетельствуют об исключительной важности материи в замысле Божием о достижении человеком своего истинного предназначения.
 
В то же время грубая материя окружающего мира и человеческая плоть как источник болезней и трудностей человеческой жизни зачастую вызывает недоверие и недоумение, а нередко и протест современного человека в его нежелании принять прискорбности и тяготы земного существования. Материальный мир и телесная природа человека как объекты дисгармоничного и эгоистического сдвига в сознании падшего человека постоянно получали негативные определения из уст отцов Церкви и аскетов — подвижников благочестия.
 
Встречая вырванные из общего контекста христианского предания цитаты или эпизоды из житий отцов Церкви, современный человек очень легко может составить ложное представление о христианской духовности как подобной платоновскому «побегу» из мира сего и полной спиритуализации человеческого существа. Христианство с самого начала своего существования несло на себе печать аскетической устремленности к духовному совершенству, к изменению образа жизни в согласии с евангельским заветом Христа о духовном рождении и обновлении: «Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух» (Ин 3. 6).
 
Безусловно, христианские мыслители всегда придавали главное значение духовной составляющей человеческого естества, но в церковной традиции не только осуждался крайний дуализм гностиков и манихеев, но и в богословском плане был преодолен антропологический дуализм. Сами церковные писатели не сразу пришли к верному и взвешенному пониманию тайны преображения материального мира. Особенно трудно пришлось мыслителям первых веков христианства, которые, отойдя от лаконичных формулировок Нового Завета, пытались объяснить как представителям церковных общин, так и поклонникам эллинской философии библейские положения о происхождении материального мира и его обновлении в воскресении.
 
Особое место в открытой полемике с эллинскими традициями заняла уже в силу своего исторического и географического положения Александрийская богословская школа, представители которой делали первые, не всегда успешные, но все-таки очень важные и необходимые попытки выразить истины Христианского благо-вестия, используя язык и технические наработки наиболее распространенных философских школ. При этом, конечно, церковные писатели подходили к наследию лучших эллинских умов творчески и вписывали их в новую систему христианского мировоззрения.
 
 Ограничившись кратким обзором истории представлений языческих философов о материи, мы посвятили монографию рассмотрению представлений о материи и теле человека в Александрийской богословской традиции доникейского периода. Несмотря на обилие книг, посвященных общему обзору, и статей по отдельным пунктам систем наиболее известных представителей Александрийской школы этого периода, нам удалось найти новый материал для уточнения, а возможно, и разрешения некоторых спорных для современной науки вопросов. Кроме того, эта работа представляет собой первый, после упомянутого выше, но неопубликованного труда прот. К. Ружицкого, опыт систематизации взглядов церковных писателей на материю и тело человека.
 
Многих современных людей соблазняет неправильно понимаемое христианское учение о Суде Божием. Но при этом ими не осознается, что именно Суд Бога о пройденном человеком пути указывает на величие ответственности последнего, которая возможна только при потенциальной способности человека свободно выбирать между добром и злом, отвечать полноценно за свои поступки и намерения. Именно в христианской философии впервые были преодолены как отождествление, так и дуалистическое противопоставление Бога и материи, именно здесь полноценно постулирована свобода Бога в решении о сотворении мира и свобода человека в согласовании своей воли с волей Божией, Его замыслом о бытии Вселенной. Именно в христианской системе мировоззрения с материи снята ответственность за негативные аспекты материального мира, раскрыт и обоснован тезис о полной послушности-подчиненности материи Богу. Более того, за материей признана способность восприятия спасительного освящения Божественными энергиями. Впервые в истории человеческой мысли христианская вера дала телу и плоти человека надежду на преображение и вечное благостное существование.
 
Христианскими философами впервые в качестве единственной причины дисгармонии и тленности земного бытия определено злоупотребление человеком даром свободной воли. Попущенные при этом Богом страдание и тление объемлются Божиим Промыслом о вразумлении и спасении возлюбленного творения — человека. Самое возвышенное представление как о Боге, так и о человеке мы находим именно здесь — на стезях христианского осознания нашего бытия.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (8 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik