Концепт чуда в славянской и еврейской традиции

Концепт чуда в славянской и еврейской традиции
В эпоху Римской империи чудо и скептическая муд­рость сошлись в невиданной прежде комбинации.
 
Вряд ли при Птолемеях или Селевкидах была возможна карьера чудотворцев типа Александра из Абинотейхоса или Апол­лония Тианского'. Но и осмеяния чудес, подобного лукиановскому или цельсовскому, искать тогда тоже было бы сомнительно.
 
Чудо подверглось "фамилиаризации" (тер­мин Бахтина). Оно стало необыкновенно популярно и по­вседневно, происходило на полном свету и вызывало поток издевательств.
 
В пристрастии к чудесам обвиняли людей темных и суеверных, в особенности же евреев. "Когда и евреи знамения домогаются, и эллины о мудрости старают­ся", - пишет Павел (1 Кор. 1: 22).
 
Лукиан, впрочем, издевал­ся и над философами, которые также увлекались чудесами. Но были чудеса, которые и эллины называли глупостью, и евреи - скандалом, провокацией, скверной (1 Кор. 1: 23).
 
Внутри собственно еврейского мира на разных полюсах стояли Филон Александрийский и аггадисты (таннаи и амораи). Аггадические мидраши наполнены чудесами. Чудес там много больше, чем в Библии, которую эти мидраши комментируют.
 
Напротив, Филон избегал чудесного, и это неудивительно: он "о мудрости старался".
 
О чудесах Филон писал на языке греческой философии, который сложился на исходе эллинистической и в начале римской эпохи. Слова этого языка были терминами, а фра­зы - общими местами.
 

Концепт чуда в славянской и еврейской традиции

 
Издание осуществлено при финансовой поддержке Американского Еврейского Объединенного Распределительного Комитета (ДЖОЙНТ)
Международный Центр университетского преподавания еврейской цивилизации (Еврейский Университет, Иерусалим),
Институт славяноведения РАН,
Коллектив авторов,
Центр "Сэфер", оригинал-макет,
ISBN 5-901683-08-0
 

Концепт чуда в славянской и еврейской традиции - Содержание

 
Предисловие
  • Аркадий Ковельман (Москва). Библейские чудеса в комментариях Филона и мудрецов Талмуда
  • Юлия Матушанская (Казань). Описание библейских чудес в трудах Иосифа Флавия
  • р. ХаимБен-Яаков (Иерусалим). ЧудоХануки и Пурима 
  • Владимир Петрухин (Москва). Чудо и история обращения: Хазария и Русь
  • Константин Бондарь (Харьков). Поэтика житийных описаний "чуда" (по данным восточнославянских средневековых текстов)   
  • Анатолий Турилов (Москва). Чудо о добродетельной попадье, введшей мужа в смертный грех
  • Серафима Никитина (Москва). О "чуде" в устных народных религиозных текстах
  • Елена Сморгунова (Москва). Делегирование чуда в славянской иконографии
  • Елена Березович (Екатеринбург). О некоторых аспектах концепта чуда в языковой и фольклорной традиции Русского Севера
  • Жанна Кормина (Санкт-Петербург). Чудо в народной традиции: концепт и риторика
  • Сергей Штырков (Санкт-Петербург). "Святые без житий"   и   забудущие  родители:   церковная канонизация и народная традиция
  • Татьяна Агапкина (Москва). Что происходит в чудесную ночь?
  • Ольга Белова (Москва). Чудо и вера: народные легенды о религиозных праздниках, обрядах и обращении иноверцев
  • Виктория Мочалова (Москва). Евреи - инициаторы христианских чудес
  • Димитринка Димитрова-Маринова (София). Чудо в нарративах о культовых местах в болгарской традиционной культуре
  • Vihra Baeva (Sofia). Miracle in the Context of Local Religion (The Village of Batchkovo, Plovdiv Region, Bulgaria)
  • Горан Благоев, Славка Гребенарова (София). Поклонение Иерусалимской чудотворной иконе Пресвятой Богородицы в Софии
  • Larisa Fialkova, Maria N. Yelenevskaya (Haifa). Prophetic Dreams and Lucky Coincidences: Modern Substitutes for Miracles
  • Михаил Вайскопф (Иерусалим). Красный чудотворец: Ленин в еврейской и христианской традициях
 

Концепт чуда в славянской и еврейской традиции - Предисловие

 
В еврейской традиции "чудесное" рассматривается как подтверждение божественного контроля за миром и проявление вмешательства Бога в человеческие дела.
 
Характерной чертой такого вмешательства является активное привлечение к действию людей до такой степени, что им самим может показаться, что не было вовсе сверхъ­естественного вмешательства, а происходящее есть резуль­тат их собственной деятельности.
 
Многие современные люди, достаточно далекие от ев­рейской традиции, знают о празднике Ханука как о празд­нике света, чуда и героизма. Из Талмуда мы узнаем, что праздник света отмечал еще Первый Человек (Адам) и вслед за ним - язычники: «Когда увидел Адам, что день становится меньше, сказал он: "Горе мне! Из-за того, что согрешил я, Мир погружается во тьму и возвращается к хаосу. Это смерть, ниспосылаемая мне в наказание с не­бес". И сидел он восемь дней в посте и молитве. Когда же наступил месяц Тевет, увидел человек, что день удлиняется и сказал: "Таков порядок мироздания," - и сделал эти дни праздничными, и уже на следующий год отмечали их как праздник. Первый человек посвятил их Всевышнему, но потомки его - поклонению идолам» (ВавилонскийТалмуд, трактат "Авода Зара", 8: 1).
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя fadd