Левинская - Деяния Апостолов на фоне еврейской диаспоры

Деяния Апостолов на фоне еврейской диаспоры - Левинская Ирина
От автора. Эта книга представляет собой переработанный, исправленный и дополненный вариант моей работы The Book of Acts in Its Diaspora Setting, которая была опубликована в 1996 г. в США и Великобритании в качестве одного из томов серии The Book of Acts in Its First Century Setting. Заглавие серии отражает ту цель, которую поставили перед собой участники этого проекта: рассмотреть Деяния Апостолов, памятник первого века, в контексте и на фоне реалий того времени, когда он был создан. Отсюда — особое внимание к археологии, эпиграфике, исторической географии, характерное для всех книг, входящих в серию.
 
Деяния Апостолов — теологическое сочинение, часть новозаветного корпуса. Под влиянием Деяний расцвел особый жанр раннехристианской литературы, повествующий о миссионерских путешествиях учеников Иисуса. Существует многовековая традиция толкований Деяний. Их читают на литургии. Но при этом они остаются историческим сочинением, созданным в определенное время и в определенной среде. Каждое время создает свой особый кодовый язык, включающий не только идиомы собственно языка, но и идиомы реалий. Нюансы этих идиом понятны современникам, но зачастую загадочны для потомков. Чтобы взломать код, если пользоваться кодовым языком нашего времени, недостаточно вчитываться в текст изучаемого произведения. Если автор Деяний вдруг в некоторых местах своего сочинения безо всяких предупреждений переходит от описания действий своих героев к повествованию от первого лица, то как мы должны это понимать? Означает ли это, что в текст вкраплены дневниковые записи самого автора, или же мы здесь сталкиваемся с особым литературным приемом? Главный герой Деяний, апостол к язычникам Павел, попадая во время своих миссионерских путешествий в новую местность, идет проповедовать в иудейские синагоги. Именно там он встречается с язычниками, регулярно и в большом количестве посещающими синагоги. Именно эти язычники становятся ядром раннехристианских общин. Насколько правдоподобна такая картина? Почему для того, чтобы обратить в христианство язычников, Павлу нужно было идти в синагоги? Желание искать ответы на вопросы такого рода, требующие обращения к исследованию контекста Деяний — литературного, исторического, этнографического, и подтолкнуло авторов к написанию книг из серии "Деяния Апостолов на фоне первого века".
 

Основную часть работы я выполнила в Кембридже (Великобритания) в библиотеке "Тиндейл Хаус" (Tyndale House). 

 

Ирина Левинская - Деяния Апостолов на фоне еврейской диаспоры 

СПб: Издательство „Logos", 2000. — 352 с. 
ISBN 5-87288-210-6 
 

Ирина Левинская - Деяния Апостолов на фоне еврейской диаспоры

ПРЕДИСЛОВИЕ
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ
ВВЕДЕНИЕ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЕВРЕИ, ПРОЗЕЛИТЫ, БОЯЩИЕСЯ БОГА
  • Глава 1. ЕВРЕИ ДИАСПОРЫВ ДЕЯНИЯХ АПОСТОЛОВ
    • 1.Еврейская самоидентификация и налог на евреев (fiscus Iudaicus): граница религиозная
    • 2.Еврейская самоидентификация и обрезание Тимофея (Деян 16:1—3): граница этническая
  • Глава 2. ПРОЗЕЛИТЫ: СВИДЕТЕЛЬСТВА ЕВРЕЕВ И ЯЗЫЧНИКОВ
    • 1.Иудаизм периода Второго Храма: миссионерская религия?
    • 2.   Эпиграфические свидетельства
    • 3.   Литературные источники
      • 3.1.  Языческие источники
      • 3.2.  Еврейские источники
  • Глава 3. ПРОЗЕЛИТЫ: ХРИСТИАНСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА
    • 1.   Прозелиты в Мф 23:15
    • 2.   Христианские источники более позднего времени
    • 3.   Прозелиты в Деяниях Апостолов
  • Глава 4. БОЯЩИЕСЯ БОГА: ЭПИГРАФИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА
    • 1.   Введение
    • 2.   Свидетельства о боящихся Бога
    • 3.   Косвенные эпиграфические свидетельства о боящихся Бога
    • 4.Экскурс. Значение ΠΡΟΣΕΥΧΗ
      • 1.Критерии для определения еврейских надписей
      • 2. Проаег)хл: называли ли язычники свои храмы молельнями?
  • Глава 5. БОЯЩИЕСЯ БОГА И КУЛЬТ БОГА ВЫСОЧАЙШЕГО
    • 1.   Употребление термина ύψιστος  язычниками
    • 2.   Бог Высочайший в иудаизме
    • 3.   Бог Высочайший в Деяниях: язычество или иудаизм?
    • 4.   Свидетельства святоотеческой литературы
    • 5.   Экскурс. Боящиеся Бога: Боспорское царство
  • Глава 6. БОЯЩИЕСЯ БОГА: ЛИТЕРАТУРНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА
    • 1.  Литературные свидетельства язычников и евреев
    • 2.  Боящиеся Бога в Деяниях Апостолов
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЕВРЕЙСКИЕ ОБЩИНЫ ДИАСПОРЫ
  • Глава 7. АНТИОХИЯ
  • Глава 8. МАЛАЯ АЗИЯ
    • 1.   Введение
    • 2.   Эфес
    • 3.   Милет
    • 4.   Антиохия Писидийская
    • 5.   Иконий
  • Глава 9. МАКЕДОНИЯ И АХЕЯ
    • 1.   Фессалоника
    • 2.   Бероя
    • 3.   Афины
    • 4.   Коринф
  • Глава 10. РИМ
    • 1.Литературные свидетельства
      • 1.1.  Время поздней республики и ранней империи
      • 1.2.  Время принципатов Клавдия и Нерона
    • 2.Эпиграфические свидетельства
      • 2.1.  Синагоги в Риме
      • 2.2.  Организация римских синагог
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
УКАЗАТЕЛЬ БИБЛЕЙСКИХ ЦИТАТ
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ
УКАЗАТЕЛЬ СОВРЕМЕННЫХ АВТОРОВ
 

Ирина Левинская - Деяния Апостолов на фоне еврейской диаспоры - Введение

 
Эта книга посвящена входящему в новозаветный корпус историческому сочинению — Деяниям Апостолов, но рассматривает его в определенном ракурсе — на фоне еврейской диаспоры. Такой поворот темы не случаен. Малая Азия, Сирия, Греция, Рим — вот основная географическая сцена, на которой разворачиваются события Деяний. И действие это, в первую очередь, связано с жизнью иудейских общин. Даже после того, как апостол Павел торжественно объявляет в Коринфе, что, не получив должного отклика на свою проповедь у иудеев, он будет проповедовать отныне среди язычников (Деян 18:6), в следующем пункте своего миссионерского путешествия он все равно первым делом отправляется в синагогу (Деян 18:19). Иудейский мир диаспоры, столь важный для понимания судеб начального христианства, состоял не только из этнических евреев. Среди членов общин были прозелиты — язычники, принявшие иудаизм. Из Деяний нам известно о существовании значительного количества квазипрозелитов — симпатизирующих иудаизму язычников, служивших своего рода буферным слоем между иудейскими общинами и окружающим их далеко не всегда дружественным миром. Впрочем, само существование подобной группы иудействующих язычников уже более ста лет является предметом споров, а описание их Лукой[1] и, главное, то, что они играют столь важную роль в его повествовании о начале церкви, служит одной из основных причин, по которой Деяниям Апостолов часто отказывают в историчности. Между тем от ответа на вопрос о том, можем ли мы относиться к Деяниям как к историческому источнику, зависит очень многое: если Деяния — это чисто богословское сочинение, облеченное в форму исторического повествования, то мы должны с грустью констатировать, что о начальном этапе христианства нам почти ничего не известно. Именно поэтому так важно сопоставить информацию, содержащуюся в сочинении Луки, с той, которую дают независимые источники, — в тех, разумеется, случаях, когда они имеются.
 
Тот факт, что задолго до I в. по P. X. евреи, причем часто в значительном числе, жили во всех регионах, упомянутых в Деяниях, хорошо документирован и сомнения не вызывает. Однако собственно о жизни еврейской диаспоры в первом веке известно немного. Археологические открытия, особенно сделанные во второй половине XX в., снабдили нас богатым материалом о жизни евреев в Средиземноморье. Серьезные проблемы начинаются при хронологическом распределении этого материала. Подавляющее большинство надписей, нашего основного и самого важного источника, принадлежит к периоду более позднему, начиная примерно с конца II в. по R X. Первый же век почти не обеспечен эпиграфической информацией. Только в одном районе, за исключением Египта, который в книге не рассматривается,[2] — в Боспорском царстве, была найдена целая серия еврейских (или так или иначе с евреями связанных) надписей первого века. Из раскопанных строений, которые были идентифицированы археологами как синагоги, только два (на Делосе и в Остии) функционировали в I в.
 
Та же бедность характерна и для источников литературных. Большая часть сохранившейся еврейской литературы была написана или несколько раньше, или несколько позднее интересующего нас периода, и по преимуществу в Египте. И хотя в первом веке жили два великих писателя, Филон Александрийский и Иосиф Флавий, это мало помогает: информация Филона относится, главным образом, к Египту, а Иосифа — к Иудее, за исключением нескольких эпизодов, связанных с диаспорой. Некоторые стороны жизни евреев, в первую очередь римских, отражены в греческой и римской литературе, но, как правило, дело ограничивается отдельными замечаниями, которые при этом не всегда бывает легко интерпретировать.[3] Это делает Деяния чрезвычайно ценным источником также и для истории еврейской диаспоры первого века, если, впрочем, удастся доказать, что перед нами действительно историческое сочинение, но существенно затрудняет решение вопроса об историчности этого сочинения Луки. В самом деле, каким образом мы можем проверить адекватность его информации? Учитывая положение с современными Луке источниками, обращение к материалу, относящемуся к более раннему периоду или более позднему, который источниками обеспечен несопоставимо лучше, оказывается неизбежным. Здесь мы сталкиваемся с необходимостью использовать метод аппроксимации временных процессов. Суть метода состоит в том, что заполнение лакуны в наших знаниях опирается на предположение, что ход процесса в пределах этой лакуны был непрерывным и подчинялся известным нам по предшествующему и/или последующему периоду закономерностям. Априорно это предположение является наиболее вероятным. В качестве аналогии можно представить себе график зависимости двух величин (например, изменения температуры воздуха), в котором имеется пропуск. Если лакуна невелика (в измерениях была сделана небольшая пауза), а характер процесса до и после лакуны существенно не различается, мы можем с большой долей вероятности ее заполнить, соединив разорванные части отрезком прямой или, что будет точнее, плавной кривой, соответствующей ходу графика до и после разрыва. Однако привлекая асинхронные источники, необходимо решить, возможна ли, наряду с временной, также и пространственная, географическая аппроксимация, иными словами, можем ли мы для решения проблем диаспоры первого века пользоваться источниками из Палестины?
 
Еще полвека тому назад это проблемой не казалось. Исследователи без колебаний привлекали Талмуд в дискуссиях о диаспоре. Сейчас положение в корне изменилось. Археологические исследования последнего времени открыли нам новую и подчас неожиданную картину еврейской жизни в диаспоре. Старые представления были справедливо поставлены под сомнение, и одним из первых — использование раввинистических норм при анализе ситуации периода, предшествующего их появлению. Этот новый, осторожный подход к материалу первого века представляется мне в высшей степени оправданным. Даже самая ранняя часть Талмуда, Мишна, законченная около 200 г., создавалась в иной по сравнению с диаспорой среде и отражала (а это имеет уже принципиальное значение) иной этап религиозного развития.[4] Привлекая мишнаитский материал, мы должны об этом помнить и тщательно взвешивать, годится ли он (а если да, то в какой степени) в качестве параллели. Разумная осторожность при использовании палестинского материала для анализа ситуации в диаспоре требуется даже при привлечении синхронного материала. Но это, впрочем, не предполагает полного отвержения этого материала. Между Палестиной и диаспорой не было железного занавеса, и в раввинистической литературе мы вправе ожидать отражения некоторых проблем, поставленных жизнью в диаспоре.[5] Но, в целом, надписи, происходящие из того же региона, где разворачиваются события Деяний Апостолов, хотя они создавались на один — два века позднее, представляют собой более надежный источник, чем синхронный материал из регионов с заведомо иными историческими реалиями.
 
Реконструкция раннего периода, основанная целиком на поздних источниках, всегда не надежна (равно как и обратная ситуация: реконструкция позднего периода при помощи ранних источников). Но если у нас есть источник, принадлежащий к определенному периоду (в данном случае Деяния Апостолов), чьи данные поддерживаются более поздними свидетельствами (например, надписями), то мы можем утверждать, что эти данные обладают наибольшей сравнительной вероятностью. Не менее важную роль играют и более ранние свидетельства. Однако эпиграфический материал, хронологически предшествующий интересующему нас периоду, практически отсутствует. И последнее. Если поздние надписи не подтверждают данных более раннего источника или противоречат ему, это требует особого анализа: мы не обязательно должны усматривать ошибку в раннем источнике — вполне вероятно, что в более поздних отражены инновации, появившиеся после того, как интересующий нас памятник были создан.
Таким образом, для проверки информации о диаспоре в Деяниях Апостолов в этой книге, помимо синхронных источников, когда они имеются, привлекаются более поздние надписи, по преимуществу происходящие из тех регионов, в которых разворачивается действие Деяний, и в отдельных случаях раввинистический материал. Книга состоит из двух частей. Вторая часть посвящена описанию истории еврейских общин Антиохии, Малой Азии, Македонии, Ахеи и Рима по литературным и документальным источникам. В первой рассматривается иудейский мир диаспоры.



[1]Согласно христианской традиции, Деяния Апостолов принадлежат перу автора третьего евангелия — Луке, спутнику апостола Павла, упомянутому в нескольких посланиях последнего. Церковная традиция о Луке детально изложена Евсевием ("Церковная история", 3.4.6): "Лука, уроженец Антиохии и врач по образованию, большей частью находился вместе с Павлом и деятельно общался также с остальными апостолами. От них приобрел он умение врачевать души, каковое и показал в двух богодухновенных книгах: в Евангелии, которое начертал, по его свидетельству, 'как передали ему бывшие изначально свидетелями и служителями Слова'; им, по его словам, он и следовал с самого начала книги и в Деяниях Апостолов, которые составил не по рассказам, а как очевидец" (пер. М. Е.Сергеенко). Несмотря на единодушие источников в вопросе об авторстве Деяний, многие исследователи ставили его под сомнение. Их смущало, прежде всего, отсутствие следов знакомства автора Деяний с Посланиями Павла, а также богословские противоречия между Деяниями и Посланиями, существование традиции приписывать авторство авторитетных, позднее канонизированных книг лицам апостольского времени и то, что все сведения о Луке, которые мы находим у Евсевия, легко вычитываются из Деяний и Посланий. Но кем бы ни был автор Деяний, почти ни у кого не вызывает сомнения то, что он был автором третьего евангелия. См. подробнее в моей книге "Деяния Апостолов, главы 1—8: Историко-филологический комментарий" (М: ББИ, 1999), 13—19. В этом сочинении в соответствии с существующей в науке конвенцией автор Деяний будет именоваться Лукой.
[2] Египет исключен из рассмотрения по следующим соображениям: во-первых, он находится вне географии Деяний, во-вторых, религиозная обстановка здесь была настолько специфичной, что египетский материал, как правило, не может служить прямой параллелью, помогающей прояснить ситуацию в остальной части средиземноморской диаспоры. О евреях в Египте см. A. Kasher, The Jews in Hellenistic and Roman Egypt (Tübingen, 1985); J. M. G. Barclay, Jews in the Mediterranean Diaspora from Alexander to Trajan (323 ВСЕ — 117 СЕ) (Edinbourgh, 1996).
[3] Cp., например, загадочное упоминание у Горация (Sat. 1.9.69 = Stern, GLAJJI № 129) о тридцатой субботе (tricensima sabbata); см. новейший вариант интерпретации в L.H. Feldman, "The Enigma of Horace's Thirtieth Sabbath", SCI 10 (1989-1990), 87-112.
[4] В последнее время время все громче звучат голоса тех, кто считает, что, несмотря на все сложности, различные слои раввинистичес-кого материала все же поддаются датировке, а значит существует возможность, вычленив ранний слой (до 70 г. по Р.Х.), использовать его в новозаветных исследованиях; см. обсуждение этой проблемы в D. Instone Brewer, "Review Article: The Use of Rabbinic Sources in Gospel Studies", TynB 50:2 (1999), 281-298.
[5] Ср. L.V. Rutgers, The Jem in Late Ancient Rome: Evidence of Cultural Interaction in the Roman Diaspora (Leiden/New York/Köln, 1995), 206: "Противопоставлять оперившийся ортодоксальный раввинистический иудаизм Палестины осознанно нераввинистическому иудаизму диаспоры — значит накладывать чересчур жесткие категории на наши свидетельства".
 
 
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.2 (14 votes)
Аватар пользователя esxatos