Григора - История ромеев - Том 1 - QUADRIVIUM

Никифор Григора - История ромеев
«История ромеев» является важнейшей работой Григоры и одним из главных источников по византийской истории XIII—XIV вв. Ее 37 книг охватывают период с 1204 по 1359 г., но наиболее подробно автор описывает исторических деятелей своего времени и события, свидетелем и, подчас, участником которых он был как лицо приближенное к императорскому двору. Особое внимание он уделяет церковным спорам.
 
Первый том настоящего трехтомного издания содержит книги с I по XI в новом современном переводе.
 

Никифор Григора - История ромеев - Том 1

 
Пер. с греч. Р. В. Яшунского, вступ. ст. Л. Герд
СПб.: Свое издательство, 2013. — XLII, 438 с. - (SERIA BYZANTINA).
ISBN 978-5-4386-0136-4
 

Никифор Григора - История ромеев - Григора и его эпоха

 
Византийская империя, наследница империи Римской, до начала VII в. являлась мощной державой, в пределы которой входил весь бассейн Средиземного моря и значительная часть Ближнего Востока. На западе она простиралась до Атлантического океана, на востоке — до границ Персии. Константинополь, «Второй Рим», мыслился ромеями как центр ойкумены, а народы, еще не вошедшие в состав Империи и не просвещенные светом христианства — как потенциальные подданные византийского императора. Из этой универсалистской концепции исходила и внешняя политика византийских императоров, и миссионерская политика вселенской церкви как на западе, так и на востоке Империи (даже титул «вселенский патриарх» был усвоен себе, в конечном счете, Константинопольским, а не Римским, горячо протестовавшим против такой «узурпации величия»,епископом).
 
Можно сказать, что на этом универсализме базировалось сознание каждого сколько-нибудь просвещенного жителя Империи. Однако с течением времени для могущественного государства начинается время неудач. С севера наступают варвары, с востока персы, затем арабы. Запад оказывается мало послушен византийскому императору и живет своей жизнью. Вслед за политическими событиями приходит и церковное разделение: многочисленные периоды колебаний, охлаждения и сближения отношений закончились, наконец, окончательным расколом в 1054 году.
 
Между тем Сирия и Палестина уже несколько столетий находились под властью мусульман, что затрудняло паломничество к святым местам. Эпоха Крестовых походов — переломный этап в истории Византийской империи. Проход крестоносцев через византийские земли, соперничество латинского духовенства с православным создавали ситуацию нестабильности. Подлинной трагедией для Восточно-римской империи явился Четвертый крестовый поход и разграбление Константинополя в 1204 году. От этого удара Византия уже не смогла оправиться никогда. Если до Крестовых походов она представляла собой пусть и осаждаемое с разных сторонврагами, но вполне благополучное государство, то после начала XIII века остались одни лишь обломки былого величия.
 
В Константинополе была основана Латинская империя, управляемая императорами франкского происхождения. Феодор I Ласкарис создает византийское государство в Малой Азии, в Никее, где византийскому двору и патриарху было суждено находиться в течение почти 60 лет. На северо-западе греческих земель, в Эпире, создается другое малое византийское государство — Эпирский деспотат; на востоке Малой Азии, в Трапезунде, была образована Трапезундская империя, во главе которой встали правители из рода Комнинов[1].
 
В 1261 году Михаилу VIII Палеологу удается отвоевать Константинополь. Император возвращался в историческую столицу великого государства. Перед ним стояла чрезвычайно трудная задача консолидации греческих земель. Для укрепления империи Михаил не брезговал никакими средствами: в 1274 году была заключена Лионская уния с западной церковью; побочная дочь Михаила была выдана замуж за монгольского хана Ногая; императору приходилось лавировать между венецианцами, генуэзцами и французами, каждые из которых стремились к господству в Восточном Средиземноморье и к овладению византийским наследством. Михаил сумел спасти государство от грозившей ему опасности со стороны королевства Обеих Сицилии и передал престол своему сыну Андронику II Старшему (1282-1328)[2].
 
В 1295 году Андроник короновал со-императором своего сына Михаила IX. Сын Михаила, внук Андроника Старшего — Андроник Младший — был некогда любимцем деда. Но его легкомыслие и, в частности, одно из любовных приключений, закончившееся убийством брата и повлекшее за собой преждевременную смерть его отца Михаила IX, изменило отношение деда к внуку. Между ними началась междоусобная борьба; партия Андроника Младшего одержала победу, и его дед был вынужден отречься от престола и постричься в монахи. Ко времени смерти Андроника III в 1341 году его старшему сыну, Иоанну V, едва исполнилось одиннадцать лет. Вокруг престола разгорелась долгая гражданская война, возглавляемая с одной стороны партией Анны Савойской, матери малолетнего императора, ее сторонника Апокавка и патриарха Иоанна Калеки, с другой — Иоанном Кантакузином, человеком, приобретшим колоссальное влияние еще при жизни Андроника III.
 
Уже несколько месяцев спустя после смерти Андроника в Дидимотихоне, во Фракии, Кантакузин провозгласил себя императором Иоанном VI. Вскоре после этого состоялась коронация Иоанна V в Константинополе. Кантакузин, заручившись поддержкой турок (он даже выдал свою дочь за османского султана), одержал верх в борьбе.В Адрианополе состоялась его коронация иерусалимским патриархом, после чего он вступил в Константинополь. Вскоре последовала новая коронация Кантакузина, а его дочь Елена была выдана замуж за Иоанна V. Однако устраненный от власти молодой император в конце 1354 г. вступил в столицу, Кантакузин был вынужден отречься от престола и постригся в монахи с именем Иоасаф.
 
Главное внимание в области внешней политики при Андрониках было направлено на Сербию и на османов. Если Карлу Анжуйскому не удалось образовать греко-латинское государство, то в XIV в. к этому был близок сербский король Стефан Душан. Самой страшной угрозой на востоке было усиление турок-османов, которымкак раз и было суждено создать столетием позднее огромную империю, включившую в себя и греков, и южных славян. В этих условиях Андроник II решил прибегнуть к посторонней помощи, которая не замедлила явиться в лице испанских (каталонских) наемников. Предводитель этой дружины, Рожер де Флор, поставил Андронику неслыханные условия за помощь против турок — брак с племянницей императора, титул великого дуки и крупную сумму денег. Император был вынужден согласиться, и испанцы прибылив Византию. После нескольких удачных военных операций стало ясно намерение Рожера устроить свое собственное княжество в Малой Азии. Вымогательства каталонского предводителя окончились тем, что Андроник пожаловал ему титул кесаря; однако его торжество было непродолжительным: в Адрианополе Рожер и его спутники были перебиты по велению находившегося там Михаила IX. После этого были совершены нападения на испанцев в Константинополе и других городах. Тогда каталонцы, сосредоточенные у Галлиполи, порвали союзный договор с Византией и двинулись на запад, опустошая все на своем пути. В Греции они разгромили французов и утвердили в Афинском герцогстве свое владычество[3].
 
Между тем турки воспользовались уходом испанцев, а также гражданской войной между дедом и внуком Андрониками и завоевали ряд крупных византийских городов: Пруссу (Бруссу), которая стала столицей государства османов, Никею и Никомидию, и вплотную подошли к берегу Мраморного моря. К 1341 году, когда умер Андроник III, турки уже были полными властителями Малой Азии и стали угрожать даже Константинополю. Выполнение намеченного ими плана облегчалось постоянными внутренними раздорами в империи, особенно при Иоанне Кантакузине, который регулярно вмешивал османовво внутренние дела государства. Именно на турок опирался Кантакузин в своей борьбе против Иоанна V Палеолога. Для удовлетворения финансовых требований османов Кантакузин даже отдал им деньги, присланные московским великим князем Симеоном Гордым на восстановление храма Св. Софии.
 
С согласия Кантакузина турки основали свои первые поселения на Галлиполийском полуострове, на европейском берегу Дарданелл; по его же приглашению турецкие отряды опустошали Фракию. Понятно, что когда в начале 1350-х годов в руках турок оказалась крепость Цимпа на Галлиполийском полуострове, уже никакие предложения денег не могли заставить их уйти оттуда. После землетрясения 1354 года, когда множество городов и сел по южному берегу Фракии было разрушено, турки взяли в свои руки несколько оставленных населением городов, в том числе крепость Каллиполис (Галлиполи), выстроили там сильные укрепления и поместили большой гарнизон. Опасность, которую они представлялидля Константинополя, была очевидна всем. Конечно, виноват в их продвижении был не один Кантакузин: Подобно ему, союза с османами искали венецианцы и генуэзцы, а также сербский король Стефан Душан. Отсутствие единства в среде христиан и явилось главной причиной быстрого продвижения османов на Балканский полуостров.
 
В соперничестве между Венецией и Генуей Андроник II взял сторону последней, и после этого генуэзцы получили у императора разрешение обнести свою колонию в Галате стенами, построив таким образом укрепленный латинский городок напротив столицы. Доходы этого «государства в государстве» росли (по свидетельству Никифора Григоры, только таможенные сборы достигали ежегодно до 200 ООО золотых). Пользуясь почти полным отсутствием флота у Византии, генуэзцы установили контроль над всей торговлей в Черном и Эгейском морях. Иоанн Кантакузин, сознавая опасность для государства со стороны Галаты, приступил к постройке военных и торговых судов. Генуэзцы решили силой противостать замыслам Кантакузина: они построили на возвышенности стены и башню. Когда греческий флот вошел в Золотой Рог, разразившаяся буря и неопытность византийских капитанов привели к полному разгрому нового флота. Таким образом, Галата еще более укрепилась.
 
С генуэзской монополией не могли смириться и венецианцы, и от немедленного столкновения обеих морских держав их удержала только чума 1348 года, принесенная из Северного Причерноморья генуэзскими кораблями в Константинополь. Когда эпидемия несколько поутихла, венецианцы в союзе с арагонским королем предприняли военные действия против Генуи. Решающая битва произошла в начале 50-х годов, однако не принесла победы ни той, ни другой стороне. Сближение генуэзцев с османами заставило Иоанна Кантакузина отказаться от союза с Венецией и примириться с генуэзцами. Однако противники были утомлены войной и заключили между собой мир. Войнаокончилась подписанием в 1381 году мира в Турине, главном городе Савойского государства[4].
 
Как уже было сказано, параллельно с османской опасностью, на западе для Византии серьезную угрозу представляло Сербское государство. Основанное в XII веке Стефаном Нема-ней, наивысшего расцвета оно достигло при Стефане Душане (1331-1355). Со вступлением на престол Иоанна V, когда в империи разразилась гражданская война, Душану, заключавшему союзы то с Кантакузином, то с его противниками, удалось завладеть большой частью Македонии (кроме Фессалоники) и направиться в сторону Константинополя. Важной вехой в его завоевательных походах было взятие Серр — греческого города в Македонии, который являлся стратегическим ключом ко всей области. Именно с Серрами связывают венчание на царство Стефана Душана, который именовал себя царем сербов и ромеев. Подобно болгарским царям XI и XIII веков, Симеону и Асеням, Душан стремился создать единое греко-славянское государство с центром в Константинополе: осуществить, пусть в малых масштабах, византийскую имперскую идею. Чтобы заручиться поддержкой греческого духовенства, он щедро одаривал пожертвованиями, привилегиями и льготами афонские монастыри.
 
Наконец, на Пасху 1346 года в Скопие при полном сборе сербского, болгарского и греческого духовенства, а также в присутствии прота Святой Горы было учреждено сербское патриаршество и состоялось торжественное венчание Стефана Душана царским венцом. Греческий язык стал официальным языком его царства наравне с сербским, новый «василевс» приблизил к себе представителей греческой знати. Однако мечтам о взятии Константинополя не удалось осуществиться: могущество турок и отсутствие флота не позволили Душану реализовать во всей полноте свои замыслы[5].
 
Эпоха Палеологов — этот последний период в истории Византийской империи — знаменита необыкновенно интересной, насыщенной и разнообразной интеллектуальной жизнью, которая сосредотачивалась в больших городах, и, конечно, в первую очередь, в Константинополе. Уже много десятилетий исследователи спорят о том, можно ли говорить о Ренессансе в Византии. Если рассматривать Ренессанс в широком смысле слова — как интеллектуальный подъем и расцвет всех направлений науки и искусства, — то, конечно, в Византии последних двух столетий он имел место; более того, так называемых «Ренессансов» в истории империи насчитывают несколько — в том числе Македонский, Комниновский.
 
 
 

[1] Эпохе Крестовых походови Латинской империи в Константинополе посвящено немало литературы. См.: Успенский Ф. И. История Крестовых походов.СПб., 1900; Васильев А. А. История Византийской империи. От начала Крестовых походов до падения Константинополя. СПб., 1998. С. 7-269; Runciman S. A History of the Crusades. Vol. 1-3. Cambridge, 1951-1954.
[2] О правлении Михаила VIII см.: Васильев А. А. История Византийской империи. С. 269-299; Runciman S. The Sicilian Vespers: A History of the Mediterranean World in the Later Thirteenth Century. 1958 (рус. пер.: Рансимен С Сицилийская вечерня: История Средиземноморья в XIII веке.СПб., 2007).
[3] Васильев А. А. История Византийской империи. С. 301-306.
[4] Васильев А. А. История Византийской империи. С. 323-328.
[5] Там же. С. 306-309.

 


 
 

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя Christian13