Патристика - Альфа и Омега

Патристика - новые переводы - статьи - Альфа и Омега
Великое море святоотеческих и древнецерковных творений даже и для искушенного читателя часто представляется необозримым и пугающим своей безбрежностью. Каждый, кому дорого Православие, ясно осознает, что пускаться в плавание по этому огромному морю необходимо, ибо для православного человека 
совершенно очевидна та истина, которую прекрасно выразил русский духовный 
писатель и богослов М. А. Новоселов: «святые Отцы это — стержень Церкви,
за который должны крепко держаться чада ее, если хотят сохранить верность 
Телу Истины и не выпасть из спасительного русла единой, святой, соборной и 
апостольской Церкви».
 
Но даже если и понимаешь это, все равно часто бывает страшно — как бы не утонуть! Почти бесчисленный сонм Святых отцов и
 древнецерковных писателей оставил нам в наследие огромные тома своих
 творений, поражающих взор многоцветием жанров и многообразием содержания: полемических трактатов, экзегетических сочинений, проповедей, посланий,
назидательных творений, тайнозрительных откровений и пр. Все они писались в
различные эпохи, на разных языках и по особым случаям. Даже при самом беглом взоре на такое беспредельное многоцветье в душу закрадывается некий боязливый трепет, а слабый ум наш колеблется, почти уже готовый вынести
 вердикт небезызвестного русского любомудра: «нельзя объять необъятного».
 
Безусловно, существуют своего рода «карты» этого великого моря — курсы
 патрологии и общие введения в святоотеческое богословие (например, известные книги отца Георгия Флоровского и отца Иоанна Мейендорфа). Однако, хотя 
эти «карты» — вещь хорошая и несомненно полезная, но плавать приходится не 
по ним, а по самому морю, с его живыми волнами, с пугающими своей неизведанностью глубинами, которые скрываются под ласкающей взгляд переливами красок поверхностью.
 
И, стоя перед необходимостью (причем радостной необходимостью) такого плавания, всякий православный человек понимает, что для него 
прежде всего требуются надежный корабль, опытный кормчий и исправный и безошибочный компас. Кораблем же нашим является неложная вера вкупе с искренним смирением и истинной преданностью Православной Церкви. Кормчим—Господь наш Иисус Христос, к Которому всегда при чтении святоотеческих
творений должно взывать: «Господи, просвети немоществующий ум мой, отверзи
духовные очи слепотствующего, укрепи сердце колеблющегося!». Компас же
наш есть принцип «согласия отцов» (consensus patrum), который был четко и однозначно определен уже издревле.
 
 

Патристика - новые переводы - статьи - Альфа и Омега - под общей редакцией Журинский

 
Тексты, составление — журнал «Альфа и Омега», 2001 г

ИЗДАТЕЛЬСТВО БРАТСТВА ВО ИМЯ СВЯТОГО КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО
, НИЖНИЙ НОВГОРОД 
2001
ISBN 5-88213-043-3
 

Патристика - новые переводы - статьи - Альфа и Омега - Содержание

 
Предисловие
А.Сидоров Сущность соборного сознания в древнецерковной письменности: единство в многообразии

Тексты

  • Каноны святых Апостолов Перевод с греческого А Фокина
  • Священномученик Ипполит Римский Сохранившийся фрагмент из «Слова против эллинов», или
«О всеобщей причине. Против Платона» Перевод с греческого А. Фокина
  • Ориген Гомилии на Песнь песней. Перевод с латыни Н. Холмогоровой под ред. Т. Миллер
  • Стефан из Фиваиды Слово аскетическое Перевод с греческого, предисловие, примечания Т. Миллер
  • Блаженный Исихий, пресвитер Иерусалимский
 Второе слово на Святую Пасху Перевод с греческого священника Максима Козлова
  • Блаженный Иероним Стридонский Письмо LVII к Паммахию о наилучшем способе перевода
Перевод с латыни Н. Холмогоровой
под редакцией М. Касьян и Т. Миллер
  • Блаженный Августин, епископ Иппонский

Проповеди Перевод с латыни священника Максима Козлова 


  • Проповедь Молитве Господне
  • Слово в день Господень Проповедь гвельфербитонская
  • страданиях Господа
  • Блаженный Августин, епископ Иппонский
  • Толкование на псалом сто двадцать пятый
 Перевод с латыни С. Степанцова
  • Святитель Григорий Великий Диалоги о чудесах италийских отцов в четырех книгах. Книга Первая Перевод с латыни М. Тимофеева

Статьи

  • Архиепископ Нафанаил (Львов) Из истории Карфагенской церкви. Тертуллиан
  • Т. Миллер Византийская экзегеза
  • Т. Миллер «Диалог» Иустина и «Диалоги» Платона
  • Т. Миллер Заповеди блаженства в истолковании
 святителя Иоанна Златоуста
  • А. Сидоров Жизненный путь Оригена
  • А. Сидоров Библейско-критический труд Оригена «Гекзаплы»
  • А. Фокин Преложение Святых Даров в таинстве Евхаристии по учению
 святителя Иоанна Златоуста
 

Патристика - новые переводы - статьи - Альфа и Омега - Предисловие

 
Святые и действительные проповедники истины один с другим согласны и
 не разнствуют между собою. Хотя и в разные времена были они, но все взаимно
стремятся к одному и тому же, будучи пророками единого Бога и согласно благовествуя единое Слово <...>
При этом не только не требуется, но и невозможно даже 
требовать, чтобы безусловно все Отцы, без всякого исключения, высказывали согласное суждение об известном пункте церковного учения, — могло быть, что не 
каждый имел повод высказаться по данному вопросу. Достаточно, чтобы значительное число выдающихся Отцов из различных стран и разных времен засвидетельствовали согласно, твердо и ясно, как учение Церкви, и чтобы остальные не представили противоположных суждений».
 
При этом следует помнить, «что отцы Церкви 
и во всей совокупности не творцы церковного вероучения, а свидетели его: они,
говоря словами Пятого Вселенского собора, «веру, которая изначала дарована великим Богом и Спасителем нашим Иисусом Христом святым Апостолам и ими 
проповедана, во всем мире исповедали, изъяснили и святым Церквам предали».
По выражению блаженного Августина, они, «что нашли в Церкви, то удержали,
чему научились, тому учили, что получили от отцов, то передали сыновьям» <...>
почему и согласие их свидетельствует собственно кафоличность учения, то есть 
всеобщность и историческую непрерывность».
 
Можно только добавить, что названный принцип отнюдь не является неким сухим рационалистическим критерием, но предполагает прежде всего опытное и сердечное восприятие и понимание 
его, немыслимое вне и помимо жизни церковной. Такое понимание запечатлевается, например, в следующих поэтических строках святителя Игнатия (Брянчанинова): «Когда в осеннюю ночь гляжу на чистое небо, усеянное бесчисленными
 звездами столь различных размеров, испускающими единый свет, тогда говорю
 себе: таковы писания Отцов. Когда в летний день гляжу на обширное море, покрытое множеством различных судов с их распущенными парусами, подобными 
белым лебединым крыльям, судов, бегущих под одним ветром, к одной цели, к одной пристани, тогда говорю себе: таковы писания Отцов. Когда слышу стройный 
многочисленный хор, в котором различные голоса в изящной гармонии поют единую песнь Божественную, тогда говорю себе: таковы писания Отцов».
 
Следует также помнить, что принцип «согласия отцов», во-первых, естественно допускает «партитуру» частного голоса в созвучном и едином хоре соборного сознания отцов Церкви, а во-вторых, не исключает иногда вместе с тем
 случайную и спорадическую дисгармоничность отдельных «хористов». Тот же
 преподобный Викентий Леринский, продолжая обозначенную выше идею, говорит: «а о чем мыслил кто, святой ли он или ученый, исповедник ли или мученик,
не согласно со всеми или даже вопреки всем, то [должно] относить к мнениям
 личным, сокровенным, частным, отличным (secretum) от авторитета общего, открытого и всенародного верования».
 
Действительно, всякий, приступающий к
 чтению Святых отцов и древнецерковных писателей, порой сталкивается в них с
разноголосицей мнений по отдельным частным вопросам и изредка натыкается на
 такие суждения, которые представляются явно несогласующимися с известным и 
строго определенным церковным вероучением. Но подобного рода факты не
должны приводить нас в смущение, во-первых, потому, что раскрытие Богооткровенных и неизменных догматов в истории осуществлялось (и осуществляется
 даже поныне) не мгновенно, а постепенно, не говоря уже о частных и конкретных 
моментах христианского вероучения, которые и до сего дня остаются не всегда
 ясными для церковного веросознания; во-вторых, подобные факты служат для 
нас камнем преткновения, как правило, вследствие подспудной интеллектуальной гордыни, всецелого упования на свой собственный слабый и греховный разум.
 
Мнимые апории его часто разрешаются осознанием того, что, по словам архимандрита Порфирия (Попова), хотя Церковь принимала творения Отцов «с 
особенным уважением и предлагала их в руководство на будущие времена», она
«не приписывает Святым отцам совершенной непогрешимости». Своим чадам
 Церковь в то же время как бы речет: «Для вас недостаточно руководства одного
 Священного Писания; многих догматов и других истин, заключенных в Писании,
вы не можете верно понять и изъяснить без сторонних пособий.
 
Но более надежных пособий после Священного Писания вы нигде не найдете, кроме отеческих
 писаний. И сии богомудрые учители Церкви не чужды погрешительных мнений;
но следует только вникать в дух их творений и не привязываться слепо к букве их
 писаний, тогда они действительно будут светозарными на пути изучения откровенной религии. Если они, при всей любви к богооткровенной истине, не всегда
 спасались от погрешностей в делах, не касающихся веры, то тем менее могут доверяться своим соображениям те из вас, в сердце которых не так ярко горит огонь
 любви к Господу, как горел и не перестает гореть в сердцах уже переселившихся
на небо Святых отцов и учителей». Таким образом, принцип «согласия Отцов»,
с одной стороны, не предполагает представления об абсолютной непогрешимости каждого суждения или мнения того или иного Отца и учителя Церкви, а тем 
более какого-либо древнецерковного писателя, ибо некоторые из этих писателей
(например, Тертуллиан, Ориген) порой впадали в серьезные заблуждения. С другой стороны, он внутренне побуждает нас к интеллектуальному смирению, то есть
 к постоянному «хранению ума» от горделивого заблуждения, будто мы способны
 постичь Богооткровенные истины религии Христовой глубже и тоньше, чем Святые отцы. Если и случается такое и нашему духовному взору открывается более 
ясная перспектива видения отдельных моментов православного вероучения, то
 это только потому, что мы суть карлики, взобравшиеся на плечи гигантов.
 
Особенно важно понимание того, что отдельные и случайные диссонансы нисколько не нарушают соборного созвучия святоотеческого хора, поскольку великим Регентом его является Бог, единый в Трех Лицах, нераздельно и неслиянно сочетающий в Себе, при единстве сущности, Три Ипостаси. Вследствие этого, как 
подмечает преосвященный Филарет, все Отцы «действовали под влиянием одного и того же Духа и излагали одну и ту же истину Христову. Но Дух Божий действовал в избранных своих, с одной стороны, по мере нужд Церкви, а с другой — по 
расположениям учителей. Отселе не может произойти разности между отцами 
Церкви <...> Дух Божий, не действуя ни в ком непреодолимо и ни в ком не уничтожая личных сил и дарований, как всегда, так особенно во времена, следовавшие
за первыми временами христианства, предоставлял мере преуспеяния в жизни духовной и мере просвещения ума пособиями различными быть мерою личной важности того или другого учителя.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.5 (4 votes)
Аватар пользователя viz