Ранер - Игнатий Лойола и историческое становление его духовности

Хуго Ранер - Игнатий  Лойола  и  историческое  становление  его духовности
Составлением Духовных Упражнений и основанием Общества Иисуса Игнатий Лойола направил ход церковной истории в новое русло — это признают и друзья, и враги. «Лишь немногие люди в истории с такой строгой последовательностью до конца продумывали некую идею, со столь исключительным напряжением воли воплощали в жизнь некую мысль и столь глубоко влияли на всё человеческое мышление и поступки, как Игнатий Лойола» (Р. Фюлёп-Миллер).
 
В этом смысле книгу Духовных Упражнений  св.  Игнатия величают порой «судьбоносной книгой человечества» (Г. Бёмер), а его Ордену вменяют в заслугу внесение некоего великого вклада в культуру, как это делает, например, И.-Г. Гердер, вещая устами своей Адрастеи: «Пусть даже имя иезуитов будет всем ненавистно; благо, принесенное ими человечеству всегда останется достохвальным и, вне всякого сомнения, послужит на пользу потомкам».
 

Хуго Ранер - Игнатий  Лойола  и  историческое  становление  его духовности

М.:  Колледж философии,  теологии и истории св.  Фомы Аквинского  в Москве, 2002. 116  с.
ISBN  5-94242-002-5
 

Хуго Ранер - Игнатий  Лойола  и  историческое  становление  его духовности - Содержание

Предисловие
Введение
  • I. Влияние окружающего мира на духовное становление Игнатия
  • II. Встреча Игнатия с традицией христианской духовности
  • III. Мистическое перерождение Игнатия в человека Церкви
Список литературы
 

Хуго Ранер - Игнатий  Лойола  и  историческое  становление  его духовности - Предисловие

 
Постановка цели и выбор предмета этой книги нуждаются в некотором оправдании, так как они, на первый взгляд, слишком далеки друг от друга.
 
Цель книги  можно определить всего  в двух словах:  служение Церкви. Служение — священное слово, в котором заключен целый мир ценностей, ведущих, словно по ступеням, к наивысшему из того, на что способно творение: ко служению Богу. Однако этим словом (а также самими людьми, готовыми ко служению) злоупотребляли, чтобы поставлять государству рабов, и вот заново пробудившаяся, тонко чувствующая душа не хочет даже слышать его, ибо оно стало почти равнозначным или подневольному повиновению  холопа, скрежещущего зубами в бессильной злобе, или безлюбому исполнению опостылевшего долга.
 
Сегодня мы должны как бы заново освятить понятие служения, показав, что есть всё же некое царство, одно-единственное Царство, где христианин может нести свое служение как радостный и свободный работник или как благородный воитель: это Царство Божие в Церкви. Возвестить об этом необходимо еще и потому, что и внутри самой Церкви поднимаются голоса, в которых звучит весьма нелицеприятная критика. Конечно, зачастую эта критика — «не что иное как гнев и жалобы уязвленной любви» (Ида-Фридерика Гёррес), и порождается она высокой духовной любовью к тайне Церкви.
 
Однако опасности нового спиритуализма можно предотвратить здесь лишь в том случае, если эта критика докажет свою подлинность и правомочие в трезвом и смиренном служении Церкви, ибо ее сокровеннейшая и в высшей степени христианская тайна заключается именно в Ее посюсторонней повседневности. Цель этой книги — служение в том смысле, который выражен в глубоко верных словах Святого Отца Пия XII в энциклике о мистическом Теле Христовом: «недостаточно любить это мистическое Тело лишь постольку, поскольку у него есть Божественная Глава и Небесные  Члены.  Мы должны  возлюбить его  всеми силами и в смертном явлении нашей плоти».  Со времен  Игнатия Лойолы такое расположение духа принято  называть  ‘Sentire cum Ecclesia’,  ибо  этот воистину свободный работник и  благородный воитель Церкви оставил нам свои правила о «верных чувствах, которые мы должны испытывать в Церкви,  несущей службу»”.  Это расположение духа старо как сама Церковь. И потому наша книга стремится дать представление о том, как развивались в Церкви основные черты этого чувства служения и какова была его история.
 
И теперь выбор предмета нашей книги, который, казалось бы, лежит так далеко от поставленной цели, получает свое оправдание. Дабы  избежать  опасности  абстрактного  «созерцания  сущности» (Wesensschau), которое тем сомнительнее, чем утонченнее и неуловимее то «расположение духа», которое надлежит определить и постичь, мы должны сосредоточиться на его воплощении, проследить которое можно лишь на примерах конкретных исторических личностей. Только в святых является нам святость. Поэтому в качестве примера мы возьмем святого, чей идеал совершенства, в его сокровеннейшей сущности, был сформирован «служением Церкви»: к святому Игнатию Лойоле. Все результаты агиографических исследований,  значимые,  на  первый взгляд, лишь для истории  Общества Иисуса, должны быть поставлены здесь на службу вышеупомянутой цели.
 
Однако, оттолкнувшись от этой исторической дотошности, наш взгляд может пойти дальше, в те невиданные и неслыханные края сокровенной истории духа, где мужи Церкви, начиная с Игнатия Антиохийского, протягивают друг другу руки. Через поколения они передают друг другу  это расположение духа в преданном служении смиренной земной Церкви, которая именно теперь так необходима современному человеку, столь жестоко разочаровавшемуся во всех земных фразах и тем не менее тоскующему по чему-то жизнеустроительно Великому.
 
Если эта книга хоть немного поспособствует тому, чтобы пробудить в современных христианах нечто вроде такой воли ко служению в Церкви, которая была бы скупа на слова и на критику, но зато отважна и решительна в делах, как это всегда было у истинных мужей Церкви, — то она выполнит свою задачу.
Инсбрук, осень  1947 г.
 
Хуго Ранер S. J.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон