Шнирельман – Порог толерантности – в 2-х томах

Виктор Шнирельман – Порог толерантности: Идеология и практика нового расизма – в 2-х томах
Антропология - Философия - Политология - История

В течение последних 150 лет расизм претерпел значительные изменения. Если до середины XX в. в нем преобладала биологическая компонента, т.е. сущность человека и отдельных групповых категорий сводилась к их якобы неизменным биологическим качествам, то позднее былую роль биологии приобрела культура с ее будто бы необычайно устойчивыми ценностями и особым «менталитетом».
Соответственно изменились критерии выбора объектов дискриминации: если ранее они определялись исключительно соматическим типом, то теперь не в пример более важными представляются культура и религия. Поэтому сегодня речь часто идет не о расовом превосходстве, лежащем в основе классического расизма, а о культурных различиях, нуждающихся в охране и возводящих непроходимые барьеры между различными человеческими группами. Ключевыми понятиями такого расизма служат «несовместимость культур», «порог толерантности», «сохранение этнокультурного портрета», «культурная экология», «столкновение цивилизаций», «архетипы», «менталитет» и пр. Параллельно используется и лозунг «сохранения генофонда», указывающий на тщательно скрываемую биологическую компоненту этого расизма. Такой подход сближает расизм с этнонационализмом, и их порой становится трудно отличить друг от друга.
 

Виктор Шнирельман – Порог толерантности: Идеология и практика нового расизма – Том 1

Москва: Новое литературное обозрение, 2011 г. — 552 с.
ISBN 978-5-86793-869-7
ISBN 978-5-86793-874-1

Виктор Шнирельман – Порог толерантности: Идеология и практика нового расизма – Том 1 – Содержание

Введение 

Часть I Расы и расизм

  • Глава 1. Что такое расизм? 
  • Глава 2. Расизм или расизмы?
  • Глава 3. Корни и эволюция расизма
  • Глава 4. Трудная борьба с расизмом
  • Глава 5. Проблема расы в современной науке 
  • Глава 6. Заявления ООН и ЮНЕСКО по проблемам расы и расизма
  • Глава 7. Что означают «расы» в разных странах мира
  • Глава 8. Расизм меняет обличье
  • Глава 9· Новые правые и «культурный расизм»
  • Глава 10. Иммигранты, глобализация и «культурный расизм»
  • Глава 11. «Новый расизм» в США

Часть II Этнорасовые идеологии в России

  • Глава 1. Досоветские истоки биологического Детерминизма
  • Глава 2. Советские антропологи против расизма
  • Глава 3· От классовой борьбы к этнической Дискриминации
  • Глава 4. От этнизации к расиализации: наследие советской науки
  • Глава 5. Ловушки и опасности культуроцентризма
  • Глава 6. Биологизация этничности и «национальный характер»
  • Глава 7. Расовый дискурс в обществе и в политике
  • Глава 8. Цивилизационный подход и ксенофобия
  • Примечания
 

Виктор Шнирельман – Порог толерантности: Идеология и практика нового расизма – Том 1 - Введение

 
23 октября 2005 г. мне предстояло отправиться в научную командировку. Накануне вечером я в последний раз перед отлетом включил свой московский телевизор, рассчитывая услышать последние новости. Однако мне предстояло узнать нечто совсем иное. По каналу «Россия» шел якобы документальный фильм о жизни мигрантов в Москве. Комментатор объяснял, что у «кавказцев» до сих пор существует обычай похищения невест. А чтобы зрители это лучше поняли, была показана явно разыгранная сценка, где добротно одетые «кавказские» мужчины заталкивали в автомобиль беспомощную девушку. Причем происходило это не где-нибудь, а на хорошо всем известной смотровой площадке на Воробьевых горах1. Кроме того, зрители увидели и торговые ряды, где приезжие с юга торговцы «взвинчивали цены» и «обирали» несчастных москвичей. Этот зрительный ряд напоминал знаменитый трехчасовой расистский фильм Д. У. Гриффита «Рождение нации» (1915), где афроамериканцы изображались не иначе как садистами, алкоголиками, зачинщиками беспорядков, не уважающими законы2. На это не стоило бы обращать внимание, если бы ровно через месяц накануне выборов в Московскую думу партия «Родина» не запустила в прокат свой предвыборный ролик, призывавший москвичей очищать родную столицу от «мусора». Провокационность лозунга заключалась в том, что источник «грязи» на улицах создатели ролика сознательно усматривала все в тех же «кавказцах». Москвичам недвусмысленно давали понять, в ком им следует искать причину всех своих бед.
 
Здесь снова трудно избежать параллелей, и на ум приходит крылатая фраза известного немецкого историка второй половины XIX в. Г. фон Трейчке «Евреи — наше несчастье», позднее ставшая девизом нацистской антисемитской газеты «Дер Штюрмер» Юлиуса Штрайхера. Аналогичная риторика была свойственна и американским расистам, видевшим несчастье в «неграх». Однако если в Германии и в США эти лозунги вековой давности ушли в небытие, то того же нельзя сказать о России, где дело обстоит совершенно иначе. И если в Америке такого рода воззвания приводили когда-то к судам Линча, то в современной России они вдохновляют на подвиги скинхедов.
 
Между тем проблема расизма мало осознается российским общественным мнением. Расизм люди сплошь и рядом понимают как отношение белых к чернокожим. В своем сознании они ассоциируют расизм с США или ЮАР эпохи апартеида, но никак не с Россией. Им трудно поверить в то, что расизм возможен в России — в стране с многовековой традицией межэтнических браков и активного смешения культур и языков, где десятилетиями людям прививалась советская идеология интернационализма, утверждавшая равенство рас, национальностей и культур, и где величайшим национальным поэтом считается Александр Пушкин с его эфиопскими корнями. Поэтому квалификация расистских нападений как «хулиганских», характерная как для милицейских протоколов, так и для судебных приговоров, говорит не столько об умышленном стремлении скрыть или затушевать истинную причину преступлений, сколько о том, что и милиционеры, и судьи выражают сложившееся общественное мнение.
И тем не менее, как это ни печально, сегодня надо признать, что расизм уже пришел в Россию. Он с устрашающей скоростью завоевывает медийное пространство, соблазняет некоторых ученых, входит в бытовой язык, искусно используется рядом политиков, руководит действиями скинхедов и влияет на общественные настроения. Вот почему проблема расизма заслуживает как специального анализа, так и широкого общественного обсуждения.
 
Следует отметить, что в самые последние годы некоторые российские политики как будто бы начали осознавать опасность расизма. Об этом говорит тот факт, что 27 января 2006 г., т.е. в учрежденный ООН День памяти жертв Холокоста, партия «Единая Россия» приняла Антифашистский пакт и предложила его на подписание всем ведущим российским политическим партиям. Пакт содержал семь положений, четыре из которых недвусмысленно говорили о необходимости противостоять расизму. Правда, о том, как надо понимать расизм, сказано не было4. Привлекает внимание также и то, что среди партий, подписавших пакт, была ЛДПР, лидер которой неоднократно выступал с провокационными ксенофобскими речами и лозунгами Мало того, общественные кампании, проведенные российскими властями осенью 2006 г. и поддержанные подписавшими пакт партиями, показывают, что ясного понимания сущности современного расизма нет даже у тех российских политиков, которые объявляют себя его противниками.
 

Виктор Шнирельман – Порог толерантности: Идеология и практика нового расизма – Том 2Виктор Шнирельман – Порог толерантности: Идеология и практика нового расизма – Том 2

Москва: Новое литературное обозрение, 2011 г. — 856 с.
ISBN 978-586793870-3
ISBN 978-5-86793-8741
 

Виктор Шнирельман – Порог толерантности: Идеология и практика нового расизма – Том 2 - Содержание

Часть III Мигрантофобия и расизм

  • Глава 1. Постсоветские миграции и мигранты
  • Глава 2. «Кубанский почин»
  • Глава 3. Социальные страхи и дискриминация 
  • Глава 4. Этничность и преступность
  • Глава 5. Взрывы, погромы и этнические чистки
  • Глава 6. Кризис 2008—2009 гг. и вопросы миграции
  • Глава 7. Возвращение «старого» расизма

Часть IV О чем говорят социологические опросы?

  • Глава 1. Триумф этничности
  • Глава 2. Ксенофобия и ее траектория
  • Глава 3· Кавказофобия
  • Глава 4. Роль СМИ
  • Глава 5. Тоска по дискриминации
  • Глава 6. Рост неоконсерватизма и антизападничества
  • Глава 7. Идентичность и ксенофобия
  • Глава 8. Некоторые итоги

Часть V Скинхеды

  • Глава 1. Как это начиналось
  • Глава 2. Политическая поддержка
  • Глава 3. Культ насилия и его создатели
  • Глава 4. Скин-культура и ее развитие
  • Глава 5. Скинхеды и их благожелатели
  • Глава 6. СМИ и мигранты
  • Глава 7. Скинхеды и власть
  • Глава 8. Арийская идеология и идентичность скинхедов
  • Глава 9. Футбольные фанаты, скинхеды и милиция
  • Глава 10. «Расовая война» на городских улицах
  • Глава 11. Ответ правоохранительной системы и акции правых радикалов
  • Глава 12. Некоторые итоги
Заключение. Современная ксенофобия и ее причины
Примечания
Библиография
Именной указатель
Список иллюстраций
 

Виктор Шнирельман – Порог толерантности: Идеология и практика нового расизма – Том 2 - Глава 1. Постсоветские миграции и мигранты

 
В современной России рассмотренные выше настроения обращены прежде всего против иммигрантов и связаны с резкими демографическими изменениями, с которыми страна встретилась за последние 15—20 лет. Кровавые межэтнические конфликты и войны рубежа 1980—1990-х гг., а также распад СССР вызвали небывалую волну разнонаправленных миграций, к встрече с которыми Россия была не готова. Эта огромная движущаяся масса включала вынужденных переселенцев и беженцев, трудовых мигрантов, бывших обитателей северных и восточных регионов России, пустившихся на поиск лучшей доли в европейской части страны, а также русскоязычное население, почувствовавшее себя неуютно в новых постсоветских государствах. По данным Федеральной миграционной службы РФ, в 1992—1997 гг. население страны пополнили более 5 млн мигрантов, из которых 3,3 млн составляли русские. Более пятой части всей этой массы (1,2 млн чел.)2 приходилось на вынужденных переселенцев и беженцев. И это — только по официальным данным, но немало мигрантов прибыли в Россию нелегально. Оценка численности нелегалов колебалась от 700 тыс. до 4,0—6,0 млн чел. В середине 2000-х гг. в связи с массовой трудовой миграцией эти цифры возросли и составляли от 3 до 10 млн чел.4 К началу 2010 г. в России, по данным Федеральной миграционной службы, находилось около 5 млн иностранных граждан. Но из них работали на законных основаниях только 332 тыс. чел.
 
Движение вынужденных переселенцев и беженцев в Россию началось еще в последние советские годы, и его первая волна закончилась к концу 1992 г. В эту категорию входили те, кто покинул Закавказье и Среднюю Азию в результате локальных войн и межэтнических столкновений, а также жертвы осетино-ингушского конфликта. Основную долю в этой группе занимали армяне, турки-месхетинцы, южные осетины и различные группы русского населения, уже тогда начинавшие переселяться из опасных регионов. Подавляющая часть этих беженцев осела на Северном Кавказе, причем армяне, турки-месхетинцы и русские селились преимущественно в Краснодарском и Ставропольском краях и Ростовской области6. В следующей волне переселенцев, относившейся целиком к постсоветскому времени, уже безраздельно доминировали русские (от 70 до 90%). В основном это были те, кто покинул новые государства Центральной Азии и Казахстана. С конца 1994 г. к ним прибавились беженцы из Чечни, где началась война. Одновременно в России шли интенсивные внутренние миграции, связанные с экономическими причинами.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя warden